Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 322-06-74 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 407-24-18 (бесплатно)

Как исполнить решение суда: повышаем шансы успешного взыскания

Случаи из практики

Кратко опишу пару случаев из собственной практики, когда в работе приставов были выявлены нарушения.

В первой ситуации мы узнали, что у должника есть еще один счет в банке. С этого счета компания-должник рассчиталась с нами по другому договору. Логично было предположить, что денежные средства на счете есть.

Пишу в районный отдел судебных приставов о выясненном факте, прошу сообщить о предпринятых мерах.Ответа ждал долго. Так и не долждался.

Пишу жалобу старшему судебному приставу. Никакой реакции.

Составляю жалобу в управление. Через месяц приходит письмо с уведомлением о продлении проверки еще на 1 месяц, поскольку

Ровно через месяц пришел ответ из управления. Все необходимые меры были предприняты, запросы в регистрирующие органы и кредитные организации сделаны. Имущества, на которое можно обратить взыскание, не обнаружено. Довод о том, что нам не направлялись ответы нижестоящими подразделениями подтверждения не нашел.

Тут же из районного отдела приходит постановление об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания.

В другой ситуации был направлен обычный запрос в районный отдел ССП с просьбой сообщить о ходе исполнительного производства. Ни на запрос, ни на жалобу старшему судебному приставу ответы не поступили.

«Указано на недопустимость» — пальцем что-ли погрозили?

Теперь пошагово о том, как заставить приставов исполнить решение суда.

Обобщение судебной практики по рассмотрению гражданских делс участием судебных приставов-исполнителей

В соответствии с планом работы на 2009 год административным составом судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда проведено изучение практики рассмотрения судами области дел по заявлениям об оспаривании решений, действий судебных приставов-исполнителей, рассмотренных в 2008 году и 1 квартале 2009 года на основе изучения дел, рассмотренных в кассационной инстанции.

Целью правосудия является неизбежность принятия в разумные сроки законного, обоснованного судебного акта и его практическое исполнение. Именно по реальной исполнимости судебных актов можно судить о наличии или отсутствии эффективной судебной системы в структуре государственного устройства, о наличии или отсутствии условий существования и развития правового государства.

Согласно Федеральному конституционному закону от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации;

Приведенные законоположения корреспондируют статье 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозглашающей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, полагающим, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон, и что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда» (постановление от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции», постановление по делу «Бурдов против России» от 7 мая 2002 года).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года N 1-П и Постановлении от 14 июля 2005 года N 8-П, неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, взыскателю должна быть гарантирована действительная возможность получить то, что ему причитается по судебному решению, в разумный срок, а также обеспечено возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, приводящими к затягиванию исполнения судебного решения или его неисполнению.

Поэтому изучение и правильное применение норм законодательства об исполнительном производстве на основе материалов судебной практики, судебного толкования норм указанного закона позволяет правоприменительным органам — судам и службе судебных приставов — применять нормы законодательства об исполнительном производстве единообразно.

Обобщение судебной практики рассмотрения судами области гражданских дел с участием судебных приставов-исполнителей в той или иной мере затрагивает актуальные вопросы применения законодательства об исполнительном производстве, в основном касающихся обжалования действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, в том числе при обращении взыскания на различные виды имущества должника, взыскания исполнительского сбора, изменения способа и порядка исполнения судебного акта, оспаривания решений и ряд других вопросов.

Анализ дел по заявлениям об оспаривании решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по данным кассационной инстанции свидетельствует, что судами при рассмотрении этих дел в целом правильно применяются нормы закона, связанные с исполнительным производством, однако имеет место и ряд недостатков.

1. Реализация прав на обращение в суд с заявлением об оспаривании решений и действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

К действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих по смыслу главы 25 ГПК РФ относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению. К действиям, в частности, относятся выраженные в устной форме требования службы судебных приставов.

К бездействию относится неисполнение должностными лицами службы судебных приставов обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (Федеральным законом об исполнительном производстве, должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами). К бездействию, в частности, относится нерассмотрение обращения заявителя уполномоченным лицом.

К должностным лицам, решения, действия (бездействие) которых могут быть оспорены по правилам главы 25 ГПК РФ, следует относить должностных лиц службы судебных приставов, исполняющих судебные постановления или постановления иных органов, а также должностных лиц службы судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов.

Решения по вопросам исполнительного производства, принимаемые должностными лицами службы судебных приставов (судебным приставом-исполнителем, главным судебным приставом Российской Федерации, главным судебным приставом субъекта Российской Федерации, старшим судебным приставом и их заместителями) принимаются в определенной ст. 14 Федерального закона об исполнительном производстве форме и оформляются постановлениями.

При этом необходимо учитывать, что письменное решение, принятое не в установленной законодательством определенной форме, а оформленное произвольно (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина), не исключает возможность оспаривания такого решения.

Согласно ст.ст. 121, 128 Федерального закона от 2 октября 2007г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» решения должностных лиц службы судебных приставов, их действия и бездействия по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде либо суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

При разграничении подведомственности дел об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя между судами общей юрисдикции и арбитражными судами необходимо руководствоваться ст.ст. 121, 128 Федерального закона от 2 октября 2007г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Если в сводном исполнительном производстве объединены исполнительные производства по исполнению исполнительного листа суда общей юрисдикции и исполнительного листа арбитражного суда, заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением указанных исполнительных документов, рассматриваются судом общей юрисдикции.

Мировые судьи не вправе рассматривать дела данной категории (в том числе об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) по исполнению исполнительного документа, выданного мировым судьей), как не отнесенные законом к их подсудности (статья 23 ГПК РФ).

Возвращение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя Межрайонного специализированного отдела судебных приставов в связи с неподсудностью суду по мотиву нахождения отдела на территории другого района признано незаконным.

С. обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя Межрайонного специализированного отдела судебных приставов.

Определением судьи заявление возвращено С. в связи с неподсудностью спора данному суду, поскольку специализированный отдел расположен на территории другого района города.

Отменяя определение судьи, судебная коллегия указала, что ч.1 ст. 128 ФЗ от 2 октября 2007г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и положениями ч.2 ст. 441 ГПК РФ предусмотрено, что решения должностных лиц службы судебных приставов, их действия и бездействие по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности, а не по месту нахождения соответствующего подразделения судебных приставов.

Следовательно, вопрос о подсудности дел об обжаловании действий судебных приставов-исполнителей Межрайонного специализированного отдела судебных приставов определяется территорией его юрисдикции, то есть территорией, на которой он совершает исполнительские действия, и не связан с местом нахождения службы судебных приставов.

Поскольку предметом оспариваемых действий является постановление о наложении штрафа, совершение судебным приставом-исполнителем каких-либо исполнительных действий возможно только на территории, определяемой местом нахождения должника, т.е. территорией района, в суд которого обратился заявитель г. Челябинска.

(Дело N 33-2602/2008)

При разрешении дел данной категории суды области не всегда принимают во внимание положения статьи 256 ГПК РФ, устанавливающей сроки обращения в суд с заявлениями об оспаривании решений и действий (бездействия) должностных лиц органов государственной власти и не учитывают, что по каждому делу данной категории необходимо выяснять, соблюдены ли срок обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица.

При этом необходимо также учитывать, что указанный в ч. 1 ст. 256 ГПК РФ трехмесячный срок обращения в суд с заявлением об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) не применяется, поскольку ст. 122 Федерального закона «Об исполнительном производстве» установлены специальные сроки — в течение десяти дней со дня вынесения судебным приставом-исполнителем или иным должностным лицом постановления, совершения действия, установления факта его бездействия либо отказа в отводе. Лицом, не извещенным о времени и месте совершения действий, жалоба подается в течение десяти дней со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о вынесении постановления, совершении действий (бездействии).

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (часть 4 ст. 128) устанавливает, что рассмотрение заявления судом производится в десятидневный срок по правилам, установленным процессуальным законодательством Российской Федерации, с учетом особенностей, определенных Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

В соответствии со ст. 121 Федерального закона «Об исполнительном производстве» постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.

Прокурор, правовое положение которого как участника гражданского судопроизводства, закреплено в ст. 45 ГПК РФ, вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением судебных решений, принятых судом по делам, возбужденным по заявлениям прокурора.

Прокурор обратился в суд с заявлением в порядке ст. 441 ГПК РФ в интересах Российской Федерации в лице Управления ПФР, в котором просил признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя в части непринятия им мер к исполнению исполнительного документа, выданного мировым судьей, о взыскании недоимки по страховым взносам с О.О.В. в пользу ГУ УПФ РФ.

Суд постановил решение, оставленное без изменения судом кассационной инстанции, которым требования прокурора удовлетворил частично, признал незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя в части непринятия мер по исполнению исполнительного документа в установленный законом двухмесячный срок. В удовлетворении требований об обязании судебного пристава-исполнителя принять меры к исполнению исполнительного документа суд отказал.

Удовлетворяя частично требования прокурора района, суд первой инстанции мотивировал свой вывод тем, что действия по исполнению исполнительного документа о взыскании недоимки по страховым взносам совершены судебным приставом-исполнителем со значительным пропуском установленного законом двухмесячного срока исполнения и что в указанный срок имело место бездействие судебного пристава-исполнителя, являющееся незаконным, нарушающим права взыскателя на своевременное исполнение судебного акта.

В судебном заседании достоверно установлено, что судебный пристав-исполнитель принял меры для исполнения требований исполнительного документа лишь тогда, когда заявление прокурора уже находилось на рассмотрении суда, т.е. со значительным пропуском установленного срока. Доказательств, достоверно подтверждающих, что судебным приставом-исполнителем предпринимались достаточные меры к исполнению решения суда в установленные законом сроки, суду представлено не было.

То, что на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции факт неисполнения судебным приставом-исполнителем требований исполнительного документа, установленный прокуратурой в ходе проверки, судебным приставом-исполнителем был устранен, решение суда должником исполнено в полном объеме и исполнительное производство окончено по основаниям, предусмотренным п.1 ч.1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве», не свидетельствует об отсутствии в действиях судебного пристава-исполнителя нарушений закона и прав взыскателя на принудительное исполнение решения суда в разумные сроки, т.е. условий, предусмотренных ст.255 ГПК РФ и ст. 13 ГК РФ для признания незаконными действий (бездействия) должностных лиц органов государственной власти.

Не соглашаясь с доводами должника о незаконности рассмотрения данного дела по заявлению прокурора, суд обоснованно исходил из следующего.

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» с учетом положений п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод разъяснено, что исполнение судебного решения рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства. Следовательно, участие прокурора в стадии исполнения судебных постановлений по гражданским делам регулируется с учетом законодательства о гражданском судопроизводстве.

Правовое положение прокурора как участника гражданского судопроизводства закреплено в ст. 45 ГПК РФ, согласно которой прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением случаев, установленных законом, в том числе и на стадии исполнительного производства.

(Дело N 33- 219/2009)

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не содержит нормы, исключающей возможность обжалования решений и действий судебного пристава-исполнителя лицом, не являющимся стороной исполнительного производства.

Определением городского суда обществу с ограниченной ответственностью было отказано в приеме заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о возбуждении исполнительного производства, по вынесению требования о выселении из квартиры гражданки З. и наклеиванию данного требования на дверь квартиры, срыву с двери этой квартиры вывески юридического лица. Отказывая в приеме заявления, суд исходил из того, что общество не является стороной по делу о выселении и, как следствие, стороной исполнительного производства.

Отменяя определение суда и направляя вопрос на новое рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия указала, что ни Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (действующий на момент совершения оспариваемых действий), ни Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N229-ФЗ «Об исполнительном производстве» не содержат прямого запрета на оспаривание действий и решений судебного пристава-исполнителя лицом, не являющимся стороной исполнительного производства. Вопрос о том, нарушены ли оспариваемыми действиями судебного пристава-исполнителя права и интересы заявителя, может быть решен только при рассмотрения заявления по существу в ходе судебного разбирательства. Наличие в производстве суда заявления должника З. оспаривающей те же действия судебного пристава-исполнителя, правового значения по вопросу приема к производству суда заявления общества не имеет и основанием к отказу в приеме заявления общества служить не может.

(Дело N 33-1599 /2008)

Постановление судебного пристава-исполнителя об определении задолженности по алиментам, если должником оспаривается наличие задолженности по алиментам, или о ее размере свидетельствует о наличии спора о праве, возникшего между должником и взыскателем, который подлежит разрешению в порядке искового производства.

Должник Р. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, просил признать незаконным и отменить постановление судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментам, которая определена без учета того, что за часть спорного периода им производилась уплата алиментов и содержание детей добровольно.

Суд постановил определение, которым оставил заявление Р. без рассмотрения и разъяснил ему право на разрешение вопроса о размере задолженности в порядке искового производства.

Соглашаясь с определением суда, судебная коллегия сослалась на ч. 4 ст. 102 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» согласно которой, в случае, когда определенный судебным приставом-исполнителем размер задолженности по алиментам нарушает интересы одной из сторон исполнительного производства, сторона, интересы которой нарушены, вправе обратиться в суд с иском об определении размера задолженности.

Поскольку заявителем оспаривается наличие задолженности по алиментам, вопрос о наличии такой задолженности или о ее размере, характер заявленных требований свидетельствует о наличии спора о праве, возникшего между должником и взыскателем, который подлежит разрешению в порядке искового производства в соответствии с ч.4 ст.1 и ч.3 ст. 263 ГПК РФ.

Ненаправление судебным приставом-исполнителем ответа на заявление взыскателей с просьбой сообщить им, на какой стадии исполнения находится сводное исполнительное производство, признано незаконным.

С-вы В.Л. и Т.А. — взыскатели по исполнительному производству о взыскании в их пользу с Р. денежных средств, обратились в суд с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя, просили признать бездействие судебного пристава-исполнителя незаконным и обязать его предоставить им материалы исполнительного производства для ознакомления и сообщить — на какой стадии исполнения находится сводное исполнительное производство. На свое заявление предоставить им названную информацию они ответа от судебного пристава- исполнителя не получили.

Суд постановил решение о частичном удовлетворении жалобы — обязал судебного пристава-исполнителя предоставить заявителям материалы сводного исполнительного производства для ознакомления и обязал сообщить, какие приняты меры для взыскания с Р. задолженности. В удовлетворении жалобы в части признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по неисполнению требования исполнительного документа суд отказал.

Как видно из материалов дела, заявители обратились к судебному приставу-исполнителю с заявлением, в котором просили сообщить, какие меры были приняты судебным приставом-исполнителем по исполнению решения суда, принимались ли меры по розыску имущества должника, и объяснить причины нарушения срока, установленного ст. 19 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Установив, что данное заявление оставлено без ответа, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований заявителей в части обязания ознакомления их с материалами исполнительного производства и направления ответа о мерах, принятых судебным приставом по исполнению решения суда.

То обстоятельство, что судебный пристав-исполнитель не чинил препятствий для ознакомления взыскателей с материалами сводного исполнительного производства, не изменяет существа постановленного по делу решения, так требования заявителей основаны на том, что они, обратившись к судебному приставу с заявлением, не получили на него ответа, так как ответ был направлен по несуществующему адресу и возвращен почтой.

Не являются основанием к отмене решения суда и доводы кассационных жалоб о том, что заявление взыскателей не подпадает под действие ФЗ «Об исполнительном производстве», а регулируется ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», поскольку не свидетельствует о незаконности решения и отсутствии нарушения прав заявителей. Деятельность судебного пристава как должностного лица регулируется обоими федеральными законами. Действия, регулируемые ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», также могут быть обжалованы заинтересованными лицами в суд.

(Дело N 33- 2935/2008)

2. Споры, связанные с возбуждением исполнительного производства

Возбуждение исполнительного производства является самостоятельной стадией исполнительного производства. Указанной стадией охватываются действия по выдаче взыскателю или его представителю исполнительного листа, предъявление его ко взысканию в службу судебных приставов и вынесению постановления о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в возбуждении исполнительного производства. Решение вопроса о возбуждении исполнительного производства отнесено к компетенции судебного пристава-исполнителя, который обязан принять исполнительный лист к исполнению, проверив, не истек ли срок предъявления исполнительно документа к исполнению и соответствует ли данный документ требованиям закона, а именно ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Направление должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства с нарушением сроков, предусмотренных Федеральным законом «Об исполнительном производстве», не является основанием для отмены этого постановления и признания действий судебного пристава-исполнителя по его вынесению незаконными.

Должники А-вы просили признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в незаконном вынесении постановления о возбуждении исполнительного производства о взыскании с них денежных сумм, указывая на то, что копия постановления в нарушение требований закона была получена ими через семь дней после его вынесения.

В соответствии с ч.4. ст. 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (действующего на момент совершения оспариваемых действий) копия постановления о возбуждении исполнительного производства направляется взыскателю, должнику, а также в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ не позднее следующего дня после дня его вынесения. Аналогичная норма содержится в ч.17 ст. 30 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ.

Как следует из материалов дела, копия постановления о возбуждении исполнительного производства действительно была направлена заявителям спустя четыре дня после его вынесения, а получена на седьмой день.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правильно мотивировал свой вывод тем, что действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о возбуждении исполнительного производства направлены на исполнение судебного решения. Нарушение судебным приставом-исполнителем срока направления копии постановления должникам само по себе не свидетельствует о незаконности постановления о возбуждении исполнительного производства.

(Дело N 33-2211/2008)

Судами области также не были приняты в качестве основания для признания незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства доводы должника о неполучении им копии выданного мировым судьей судебного приказа, его незаконности, так как проверка законности судебного приказа и проверка выполнения мировым судьей требований ст. 128 ГПК РФ в компетенцию судебного пристава-исполнителя не входит.

(Дело N 33-2046/2008)

Принимая решения по существу жалоб на действия судебных приставов-исполнителей, суды не всегда давали правильную оценку обстоятельствам по делу с учетом положений ФЗ «Об исполнительном производстве» и главы 25 ГПК РФ, допускали случаи признания незаконными действий пристава-исполнителя по формальным основаниям.

Отмена оспариваемого решения самим должностным лицом не является основанием для отказа в принятии заявления или прекращения производства по делу, если заявитель настаивает на рассмотрении дела по существу, поскольку в этом случае должен быть исследован вопрос об устранении допущенных нарушений его прав и свобод либо препятствий к их осуществлению и выяснено, были ли при этом устранены в полном объеме допущенные нарушения прав и свобод заявителя, что может быть сделано только при рассмотрении заявления по существу.

Постановление судебного пристава-исполнителя, действие которого прекращено, не нарушает прав и законных интересов гражданина, обратившегося в суд с заявлением о признании этого постановления незаконным.

Ш. обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. В обоснование своих требований заявитель указал на то, что ранее судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об окончании исполнительного производства, возбужденного на основании того же исполнительного листа, в связи с исполнением требований исполнительного документа о сносе гаража в полном объеме.

Решением суда в удовлетворении заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя Ш. было отказано, с чем согласился и суд второй инстанции.

Анализ положений ст. 13 ГК РФ, ст. 258 ГПК РФ и ч. 4 ст. 128 ФЗ «Об исполнительном производстве» позволяет сделать вывод о том, что основанием для принятия решения суда о признании постановления судебного пристава-исполнителя незаконным является одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина, обратившегося в суд с соответствующим требованием.

Суд первой инстанции, указав в мотивировочной части решения суда о незаконности оспариваемого постановления и в то же время отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что к моменту рассмотрения дела допущенное нарушение устранено — оспариваемое постановление о возбуждении исполнительного производства прекратило свое действие, исполнительные действия по оспариваемому постановлению не совершались, оно не нарушает прав и охраняемых законом интересов заявителя и ранее каким-либо образом их не нарушало.

Ссылка кассатора на то, что заявитель не был уведомлен судебным приставом-исполнителем об окончании исполнительного производства, не изменяет существа постановленного по делу решения, поскольку с постановлением об окончании исполнительного производства он ознакомлен в ходе судебного разбирательства и имел возможность высказать свои доводы относительно существа этого постановления.

(Дело N 33-5950/2008)

Разрешая дела данной категории и давая оценку действиям судебного пристава-исполнителя, совершенным им в рамках исполнительного производства, нужно учитывать и то, что резолютивная часть решений должна быть изложена таким образом, чтобы восстановление прав заявителя, в случае удовлетворения заявления, не требовало выдачи исполнительного листа, обязывающего пристава-исполнителя совершить определенные действия, поскольку это повлечет возбуждение исполнительного производства, обязывающего судебного пристава-исполнителя совершить определенные действия по другому исполнительному производству. Решение суда в отношении пристава-исполнителя должно исполняться в рамках того исполнительного производства, по которому оспариваются его действия. Выдача исполнительного листа и возбуждение нового исполнительного производства в данном случае не основаны на законе.

Последующее восстановление судом срока кассационного обжалования по заявлению ответчика не свидетельствует о незаконности вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства.

Должник Ч. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, просил прекратить исполнительное производство, ссылаясь на то, что исполнительное производство возбуждено на основании не вступившего в законную силу решения суда.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что оспариваемое постановление принято на основании надлежаще оформленного исполнительного листа, выданного судом на основании вступившего в законную силу заочного решения, что соответствует положениям п.1 ч.1 ст. 12, ст. 14 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Восстановление ответчику Ч. впоследствии процессуального срока на обжалование заочного решения суда, на основании которого был выдан исполнительный лист, само по себе не является основанием для признания действий судебного пристава-исполнителя незаконными, поскольку правомерность оспариваемых действий должна определяться на момент их совершения.

(Дело N 33-10987/2008)

Примечание: В ходе рассмотрения заявления о восстановлении процессуального срока кассационного (апелляционного) обжалования решения суда представляется целесообразным выяснение вопроса о том, было ли данное решение обращено к исполнению. В случае восстановления указанного выше процессуального срока суду следует одновременно разрешать вопрос об отзыве исполнительного листа.

Не является основанием для признания действий судебного пристава-исполнителя незаконным и отмены постановления о возбуждении исполнительного производства обращение должника с надзорной жалобой на решение суда.

(Дело N 33-2051/2008).

Решения иностранных судов признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором РФ (часть 1 ст. 409 ГПК РФ). Исполнительное производство не может быть возбуждено на основании исполнительного листа, выданного судом иностранного государства.

П. обратился в суд с жалобой на действия судебных приставов-исполнителей по принятию к производству исполнительного листа о взыскании с него в пользу П.И. алиментов на содержание дочери, просил восстановить срок на обжалование, просил отменить постановления о возбуждении исполнительного производства, о расчете задолженности по алиментам, о производстве удержаний из заработка, ссылаясь на то, что исполнительный лист о взыскании с него алиментов оформлен ненадлежащим образом, при его принятии не был соблюден установленный порядок признания решения иностранного суда, размер задолженности по алиментам определен исходя из размера средней заработной платы в РФ, а не из его заработка.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении требований П.Ю., ввиду пропуска срока обжалования действий должностного лица и по существу.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

В силу ч. 2 ст. 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов подается в суд в десятидневный срок со дня вынесения постановления, либо со дня, когда взыскателю, должнику или лицам, чьи права и интересы нарушены таким постановлением, стало известно о нарушении их прав и интересов.

Отказывая П.Ю. в восстановлении срока на подачу жалобы, суд указал, что заявитель вызывался к судебному приставу, ему отправлялось постановление о возбуждении исполнительного производства, однако он не явился; после его вызова и направления ему документов прошло значительное время.

При этом допустимые доказательства надлежащего извещения заявителя судом не истребовались, копии сопроводительных писем, извещений судебным приставом-исполнителем представлены не были.

Что касается рассмотрения дела по существу, то из материалов дела усматривается, что исполнительное производство было возбуждено судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа, выданного на основании решения народного суда Республики Казахстан о взыскании алиментов на содержание ребенка П. Бланк исполнительного листа с указанием даты и печать Государства Казахстан свидетельствуют о том, что он был выдан иностранным судом и в период до 2000 года, по нему производилось взыскание судебными приставами-исполнителями республики Казахстан.

Предлагаем ознакомиться:   Пример заполнения лист 7 декларации по налогу на прибыль для нко

Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.), вступившей в силу 19 мая 1994 г., участниками которой являются Российская Федерация и Республика Казахстан, предусмотрена возможность и порядок признания и исполнения решений учреждений юстиции по гражданским и семейным делам.

Разрешение вопроса о признании и разрешении исполнения на территории Российской Федерации решения иностранного суда относится к подсудности областного суда в соответствии с главой 45 ГКП РФ. В случае положительного разрешения вопроса о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда исполнительный лист выдается и направляется в службу судебных приставов областным судом.

Вопрос о том, признавалось ли в порядке, предусмотренном ст. ст. 409 — 417 ГПК РФ, решение иностранного суда, на основании которого был выдан вышеуказанный исполнительный лист, судом первой инстанции не выяснялся, доводы заявителя о незаконности возбуждения исполнительного производства по исполнительному листу, выданному судом иностранного государства на основании решения иностранного суда, не признанного в порядке главы 45 ГПК РФ, в нарушение ст.198 ГПК РФ в решении суда оценки не получили.

Кроме того, отказывая П.Ю. в удовлетворении поданной в порядке ст. 441 ГПК РФ жалобы на постановление судебного пристава-исполнителя от 15 мая 2008 г. о расчете задолженности по алиментам, суд не учел, что в соответствии с п. 4 ст. 102 Федерального закона «Об исполнительном производстве» N229-ФЗ в случае, когда определенный судебным приставом-исполнителем размер задолженности по алиментам нарушает интересы одной из сторон исполнительного производства, сторона, интересы которой нарушены, вправе обратиться в суд с иском об определении размера задолженности.

(Дело N 33-1444/2009)

3. Извещения и вызовы в исполнительном производстве

Ранее действовавший Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не регламентировал порядок оповещения лиц, участвующих в исполнительном производстве, об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения, что было существенным пробелом в законе, поскольку осведомленность об исполнительных действиях лиц, участвующих в исполнительном производстве, является гарантией соблюдения их прав.

Статья 24 ФЗ от 2 октября 2007г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» впервые предусматривает порядок и сроки извещения судебным приставом-исполнителем сторон исполнительного производства (должника и взыскателя) о всех совершаемых им процессуальных действиях, а также иных лиц, чьи интересы затронуты такими действиями. Извещения или вызовы производятся посредством направления повестки с уведомлением о вручении, передаче телефонограммы, направления телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте, либо с использованием иных средств связи. Выбор того или другого способа извещения или вызова принимается судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом обстоятельств, сложившихся в рамках конкретного исполнительного производства. При выборе способа извещения или вызова важно учитывать, что в конечном итоге факты направления извещения или вызова и (или) их получения адресатом должны быть зафиксированы.

Действующий закон устанавливает обязанность направления сторонам исполнительного производства копий постановлений и требований, принятых судебным приставом-исполнителем (например, ч.17 ст. 30, ч.2 ст. 31, ч.8 ст. 33 ФЗ N 229-ФЗ), но не регламентирует порядка направления сторонам указанных документов.

При разрешении споров относительно соблюдения требований закона о направлении сторонам исполнительного производства копий принимаемых судебным приставом-исполнителем решений суды области принимали в качестве надлежащего доказательства вручения (получения) стороной указанных копий документы, зафиксировавшие факт направления и (или) их получения адресатом.

Направление документа обычной почтой, если должник отрицает факт получения корреспонденции, не может служить доказательством, подтверждающим факт получения стороной документа.

Взыскатель М. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя Тракторозаводского РОСП, выразившееся в ненаправлении заявителю копии постановления о возбуждении исполнительного производства.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что судебным приставом-исполнителем не были предоставлены надлежащие доказательства исполнения требований ч.17 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве». Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, факт направления копии постановления о возбуждении исполнительного производства должнику подтвержден содержащимся в исполнительном производстве реестром заказных отправлений, уведомлением о вручении, тогда как аналогичные допустимые доказательства направления копии постановления и его получения взыскателем отсутствуют. Журнал регистрации исполнительных производств, представленный судебным приставом-исполнителем, не был принят в качестве доказательства исполнения требований закона о направлении копии постановления взыскателю, так как из названия и содержания журнала не следует, что в нем регистрируется исходящая корреспонденция, журнал не прошит, его страницы не пронумерованы, а запись, на которую ссылается судебный пристав-исполнитель в доказательство отправки корреспонденции, расположена после записей, датированных более поздним числом.

Отсутствуют в материалах дела и данные о том, что копия постановления о возбуждении исполнительного производства была вручена взыскателю в ходе рассмотрения его заявления в суде.

Доводы судебного пристава-исполнителя о том, что закон не обязывает его направлять копии постановлений заказной почтой, не были приняты во внимание, поскольку обязанность предоставления доказательств в подтверждение утверждений о соблюдении требований закона об извещении стороны о совершаемом исполнительном действии возложена на судебного пристава-исполнителя. В данном же деле отсутствуют доказательства направления любым установленным способом.

(Дело N 33-6271/2008)

4. Споры о применении сроков совершения исполнительных действий

Статья 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит общее условие о том, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства, за исключением требований, срок исполнения которых установлен федеральным законом или исполнительным документом, и которые должны быть исполнены в срок, установленный соответственно федеральным законом или исполнительным документом.

Данная статья также устанавливает сроки исполнения постановления судебного пристава-исполнителя о поручении совершения отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия этого судебного пристава-исполнителя, соответствующим судебным приставом-исполнителем (15 дней), о восстановлении на работе (не позднее первого рабочего дня после дня поступления исполнительного документа в подразделение судебных приставов), сроки немедленного исполнения требований исполнительного документа ( исполнение должно быть начато не позднее первого рабочего дня после дня поступления исполнительного документа в подразделение судебных приставов), требований, содержащихся в исполнительном листе, выданном на основании определения суда об обеспечении иска (должны быть исполнены в день поступления исполнительного листа в подразделение судебных приставов, а если это невозможно по причинам, не зависящим от судебного пристава-исполнителя, — не позднее следующего дня).

Истечение сроков совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения не является основанием для прекращения или окончания исполнительного производства.

Истечение срока давности исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица по делу об административном правонарушении является основанием для окончания исполнительного производства. В срок давности не включается срок, в течение которого лицо уклонялось от исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Исчисление срока давности в этом случае возобновляется со дня обнаружения должника или его имущества, на которое может быть обращено взыскание.

При рассмотрении подобных споров судам необходимо учитывать, что в силу ст. 255 ГПК РФ и ст. 13 ГК РФ признание незаконными действий (бездействия) должностных лиц органов государственной власти возможно только в том случае, если установлено в совокупности наличие двух критериев: несоответствие действий (бездействия) закону или нормативному правовому акту и нарушение оспариваемым действием (бездействием) прав и законных интересов лица, обратившегося с соответствующим заявлением. Поэтому само по себе нарушение судебным приставом-исполнителем установленного двухмесячного срока совершения исполнительных действий не является безусловным основанием для признания действий судебного пристава- исполнителя незаконным, если при этом не нарушены права и законные интересы лица, обратившегося в суд. Решение о признании либо непризнании бездействий судебного пристава-исполнителя незаконными, при нарушении им двухмесячного срока исполнения, должны приниматься с учетом конкретных обстоятельств дела.

Двухмесячный срок, установленный в статье 36 Федерального закона «Об исполнительном производстве» для совершения исполнительных действий, не носит пресекательного характера, является организационным и несоблюдение этого срока само по себе не влечет незаконности действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Отменяя решение суда в части удовлетворения требований прокурора, суд кассационной инстанции указал, что выводы суда о наличии оснований для удовлетворения требований прокурора о признании незаконными бездействий судебных приставов-исполнителей противоречат представленным суду доказательствам. Из материалов дела следует, что принятыми судебным приставом-исполнителем мерами имущество и денежные средства, на которые могло быть обращено взыскание, не обнаружены, однако установлено место нахождения должника, что привело к исполнению должником требований исполнительного документа. Исполнение произведено с превышением установленного двухмесячного срока на несколько дней. Поскольку требования исполнительного документа исполнены, нарушение прав Российской Федерации, в защиту интересов которой обратился прокурор, отсутствует, как следствие, отсутствуют и основания для удовлетворения требований прокурора.

(Дело N 33-566/2009)

Выход за пределы срока, установленного в статье 36 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не может расцениваться в качестве безусловного основания для признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, если при этом не нарушаются права заявителя.

Прокурор обратился в суд с заявлением в порядке ст. 45 ГПК РФ в интересах МОУ «Детский дом», в котором просил признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя по непринятию мер к исполнению решения суда о взыскании с М. в пользу МОУ «Детский дом» алиментов на содержание несовершеннолетних детей М. и обязать судебного пристава-исполнителя принять надлежащие меры к исполнению решения суда.

Суд требования прокурора удовлетворил, при этом мотивировал свой вывод тем, что был установлен факт неисполнения судебным приставом-исполнителем требований исполнительного документа по иску прокурора города, со стороны судебного пристава исполнителя имело место совершение ряда исполнительных действий за пределами установленного двухмесячного срока.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и приняла по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, указав, что все нарушения, выявленные в ходе прокурорской проверки и указанные в заявлении прокурора, судебным приставом-исполнителем к моменту разрешения данного дела устранены. Однако их устранение не привело к исполнению требований исполнительного документа в силу обстоятельств, которые не зависят от судебного пристава-исполнителя (отсутствие имущества и заработка у должника, ведущего асоциальный образ жизни). В силу этих причин исполнение решения суда было невозможно изначально, незначительное нарушение сроков совершения ряда исполнительных действий не повлекло за собой утрату возможности исполнения решения. С учетом этого судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между фактом неисполнения решения суда, несвоевременным совершением ряда исполнительных действий и нарушением прав взыскателя.

(Дело N 33-232 /2009)

В то же время судами области принималось значительное количество решений, с которыми соглашался суд кассационной инстанции, когда нарушение срока совершения исполнительных действий при нарушении прав взыскателя расценивалось как незаконное бездействие судебного пристава-исполнителя.

5. Споры об окончании исполнительного производства

Статья 47 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит исчерпывающий перечень оснований для вынесения судебным приставом-исполнителем постановлений об окончании исполнительного производства.

Получение судебным приставом-исполнителем копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства является основанием для вынесения постановления об окончании исполнительного производства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

Взыскатель К. обратился в суд с заявлением, в котором оспаривал бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в непринятии им мер по принудительному исполнению требований исполнительного документа и просил признать незаконным и отменить постановление об окончании исполнительного производства.

Суд в удовлетворении требований отказал.

Как следует из материалов дела, судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа, выданного районным судом, было возбуждено исполнительное производство в отношении должника- предприятия о взыскании в пользу К. суммы оплаты дней вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг адвоката. Решение суда в части взыскания компенсации морального вреда было исполнено судебным приставом-исполнителем.

Определением районного суда указанное исполнительное производство было приостановлено в связи с введением процедуры наблюдения в отношении предприятия-должника. Позднее решением арбитражного суда в отношении предприятия-должника открыто конкурсное производство.

Согласно ч. 4 ст. 96 Федерального закона «Об исполнительном производстве» N 229-ФЗ при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях: признания должника-организации банкротом и направления исполнительного документа конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в ч. 4 ст. 96 настоящего Федерального закона.

Суд правильно определил, что суммы, взысканные с предприятия-должника в пользу К., не являются текущими платежами.

Данный вывод соответствует смыслу ст. 5 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», которая под текущими платежами в рамках дела о банкротстве понимает денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства.

Довод кассатора о неправомерности непринятия судебным приставом-исполнителем мер по исполнению требований исполнительного листа является несостоятельным, поскольку в силу закона производство каких-либо исполнительных действий по приостановленному исполнительному производству не допускается.

(Дело N 33-7475/2008)

Требования к залогодателю об обращении взыскания на предмет залога, обеспечивающего обязательства не залогодателя, не могут рассматриваться в деле о банкротстве.

Банк обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, в которой просил признать незаконными постановления судебного пристава-исполнителя о направлении исполнительного документа конкурсному управляющему и об окончании исполнительного производства, обязать исполнить требование указанного исполнительного документа. В обоснование своей жалобы сослался на то, что банк, будучи взыскателем по требованию об обращении взыскания на заложенное предприятием имущество, не является его кредитором в рамках процедуры банкротства, поскольку данное требование не относится к денежным. Определением Арбитражного суда банку уже отказано в удовлетворении заявления о включении в реестр кредиторов предприятия.

Решением суда признаны незаконными постановления судебного пристава-исполнителя о направлении конкурсному управляющему предприятия исполнительного документа, об окончании исполнительного производства.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда решение суда отменено, вынесено новое решение, которым в удовлетворении жалобы банка отказано.

Отменяя решение судебной коллегии, президиум указал следующее.

В силу п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с последующими изменениями) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим.

Однако для того, чтобы иметь право в рамках дела о банкротстве предъявить имущественные требования к должнику, признанному банкротом, лицо должно являться конкурсным кредитором этого должника.

Банк не является конкурсным кредитором предприятия, поскольку должником банка на основании договора цессии, обеспеченного залогом имущества предприятия, выступает заемщик — Л., а не залогодатель — предприятие.

Кредитор, требование которого по кредитному договору обеспечено залогом, является кредитором залогодателя, признанного банкротом, в том случае, когда залогодатель является одновременно и заемщиком по кредитному договору. Такой вывод следует из п. 1 ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываются в составе требований кредиторов третьей очереди. Системное толкование названной нормы закона позволяет утверждать, что под указанными в ней «обязательствами» понимаются исключительно обязательства самого должника, а не иных лиц.

В соответствии со ст. 4 названного Федерального закона, для определения наличия признаков банкротства должника и для установления размера требований кредиторов к должнику, в деле о банкротстве учитываются денежные обязательства должника перед кредиторами и его обязанность по уплате обязательных платежей.

При этом под денежным обязательством в силу ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации основанию. Кредиторами являются лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору.

Таким образом, судом первой инстанции сделан правомерный вывод о том, что требование банка к предприятию не является денежным.

Согласно п. 5 ст. 4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, так как требования к залогодателю об обращении взыскания на предмет залога, обеспечивающего обязательства не залогодателя, а другого лица, не могут рассматриваться в деле о банкротстве.

Поэтому судебный пристав-исполнитель правомерно возбудил исполнительное производство в отношении предприятия и должен исполнить требование исполнительного документа в порядке и сроки, установленные законом.

Кроме того, определением Арбитражного суда банку отказано в удовлетворении заявления о включении в реестр кредиторов предприятия.

(постановление президиума 44-Г-106/2008)

Бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в удержании судебным приставом-исполнителем исполнительного листа, предъявленного в службу судебных приставов после истечения срока предъявления требований кредиторов в рамках конкурсного производства, признано незаконным.

М. обратился в суд с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного листа о взыскании в пользу заявителя с предприятия определенной суммы денежных средств. В обоснование своих требований заявитель указал, что исполнительный лист находился в производстве пристава-исполнителя с июня 2007 года, в сентябре 2007 года возвращен заявителю в связи с признанием должника в апреле 2007 года банкротом. За время нахождения исполнительного листа у судебного пристава-исполнителя им никаких действий по нему не предпринималось, исполнительный лист не был направлен конкурсному управляющему.

Суд постановил решение, которым жалобу удовлетворил, поскольку из материалов дела усматривается, что подразделение судебных приставов было извещено об открытии в апреле 2007 года в отношении должника конкурсного производства. Несмотря на это, исполнительный лист, поступивший в службу судебных приставов в июне 2007 года, без какого-либо правового основания находился в этой службе и не был передан ликвидатору до сентября 2007 года, чем нарушены положения ч.2 ст. 61 Федерального Закона РФ «Об исполнительном производстве», согласно которой в случае ликвидации должника-организации исполнительные документы, находящиеся у судебного пристава-исполнителя, передаются ликвидационной комиссии (ликвидатору) для исполнения. О направлении исполнительного документа ликвидационной комиссии (ликвидатору) судебный пристав-исполнитель сообщает взыскателю.

Поскольку судебный пристав-исполнитель не представил доказательств того, когда конкретно и кому был передан исполнительный лист, суд обоснованно исходил из пояснений взыскателя о том, что в сентябре 2007 года он получил от судебного пристава-исполнителя документы для передачи их конкурсному управляющему и обращению в арбитражный суд.

В нарушение требований ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель не представил доказательств направления взыскателю копии постановления о возбуждении исполнительного производства на основании представленного им исполнительного листа в установленный законом срок, ознакомил с этим постановлением и выдал его копию только в ноябре 2007 года. Сведений о направлении или вручении взыскателю копии постановления об окончании исполнительного производства, датированной июлем 2007 года, либо ознакомлении с ним, в суд не представлено, и материалы исполнительного производства таких сведений не содержат.

То обстоятельство, что исполнительный лист был представлен в РОСП после истечения срока предъявления требований кредиторов в рамках конкурсного производства, не свидетельствует о законности удержания исполнительного документа в РОСП и непринятии действий по передаче его ликвидатору. То, что взыскатель включен в реестр кредиторов определением арбитражного суда от 07.12.2007 года, не является подтверждением соблюдения законности в деятельности РОСП.

(Дело N 33-1635/2008)

Получение взыскателем суммы долга, перечисленной по его заявлению на его счет в кредитном учреждении, за минусом суммы комиссионного сбора, удержанного банком, не препятствует окончанию исполнительного производства по основаниям, указанным в п. 1 ч.1 ст. 47 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Взыскатель Д. обратился в суд с заявлением, в котором оспаривал законность постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе, ссылаясь на то, что присужденная ему решением суда денежная сумма получена не в полном объеме, а именно — за минусом комиссионного сбора, удержанного банком.

Суд постановил решение, которым отменил постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда и приняла по делу новое решение об отказе Д. в удовлетворении его требований.

Как было установлено в ходе судебного разбирательства, с должника Р. в пользу Д. взыскана определенная сумма, которая по заявлению взыскателя была перечислена судебным приставом-исполнителем в отделение СБ РФ на счет Д., после чего судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об окончании исполнительного производства. Поскольку взыскатель был согласен с получением суммы долга через Сбербанк, перечисленная ему сумма полностью поступила на счет взыскателя, однако выплата произведена согласно заключенному им с банком договору за минусом суммы комиссионного сбора, судебный пристав-исполнитель правомерно вынес оспариваемое постановление и окончил исполнительное производство в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа.

(Дело N 33-11604/2008)

Наличии нового трудового спора о непосредственной занятости на работе не является достаточным основанием для признания незаконным окончания исполнительного производства.

Т., К., М., Я. и С. были восстановлены решением суда в должностях госторгинспекторов и оспорили постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства на том основании, что они не были фактически допущены к исполнению своих прежних обязанностей и полагали, что до рассмотрения по существу их новых исков об оспаривании приказа работодателя о восстановлении на работе, исполнительное производство не может быть окончено.

Суд постановил решение об удовлетворении требований заявителей, указав на то, что действия судебного пристава-исполнителя по окончании исполнительного производства являются преждевременными, так как отмена приказов об увольнении и издание приказа о восстановлении на работе в прежней должности во исполнение решения суда, начисление и выплата заявителям заработной платы в прежнем размере и предоставление временных рабочих мест не является достаточным подтверждением фактического допуска работников к исполнению своих обязанностей.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований заявителей, судебная коллегия указала на оставление без внимания судом ряда обстоятельств, а именно: что заявители до увольнения являлись работниками Управления Госторгинспекции по Челябинской области Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (госторгинспекторами). К моменту вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа, незаконные приказы об увольнении заявителей Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Челябинской области были отменены, изданы приказы об их восстановлении в соответствующих должностях, которые они занимали до увольнения, внесены изменения в трудовые книжки, начислена и выплачена заработная плата за время вынужденного прогула. Заявителям определено рабочее место, начисляется и выплачивается заработная плата в прежнем размере, но при этом заявители не выполняют каких-либо трудовых функций.

Тем не менее, выводы суда о преждевременном окончании исполнительного производства являются ошибочными, так как не учитывают того, что после увольнения заявителей произошла реорганизация органов Госторгинспекции, повлекшая замену на правопреемника — Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Челябинской области, штатное расписание которого не предусматривает наличие должностей госторгинспекторов, а следовательно, должностных обязанностей, которые ранее выполняли заявители.

Поэтому возникшие вследствие реорганизации должника после восстановления заявительниц на работе разногласия между сторонами трудового договора по вопросам о конкретных рабочих местах заявительниц и их непосредственной занятости по работе подлежали рассмотрению по нормам трудового законодательства органами, уполномоченными рассматривать трудовые споры, а не судебным приставом-исполнителем и не по законодательству об исполнительном производстве.

Доводы заявителей о том, что судебный пристав-исполнитель не вправе окончить исполнительное производство до разрешения по существу нового трудового спора, несостоятельны, поскольку законодательство об исполнительном производстве таких ограничений не содержит.

(Дело N 33-2217/2008)

6. Споры, связанные с действиями судебного пристава-исполнителя по исполнению содержащихся в исполнительных документах требований

В процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, перечень которых, содержащийся в ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве», не является исчерпывающим. Судебный пристав-исполнитель вправе совершать и иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Действия судебного пристава-исполнителя по исполнению требований исполнительного документа о сносе гаража путем полного разрушения объекта признаны правомерными.

Ш.А. обратился в суд с жалобой на действия судебных приставов-исполнителей по исполнению исполнительного листа согласно которому заявитель, являющийся должником, обязан произвести за свой счет снос самовольной постройки — гаражного бокса. Заявитель просил признать незаконными действия судебных приставов-исполнителей по разрушению гаража, поскольку стены гаража были разрушены экскаватором, а не демонтированы, с избранным способом исполнения решения он не согласен.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Отказывая в признании действий судебного пристава-исполнителя по принудительному исполнению решения суда и сносу самовольной постройки незаконными, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемые действия совершены им с соблюдением процедуры, установленной ФЗ «Об исполнительном производстве», по истечении срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения решения суда и отсрочки исполнения решения, предоставленной судом.

Судебная коллегия, оставляя решение суда без изменения, указала, что действующее законодательство не предусматривает обязанности судебного пристава-исполнителя предоставлять должнику в случае принудительного исполнения решения суда доказательства, подтверждающие целесообразность применения им того или иного способа сноса самовольного строения, который определяется судебным приставом-исполнителем с учетом конкретной ситуации. Доводы кассатора о непредоставление судебным приставом-исполнителем документа, подтверждающего источник финансирования действий по принудительному сносу гаража, не свидетельствуют о незаконности действий судебного пристава-исполнителя по исполнению решения суда.

(Дело N 33-1603/2008)

То обстоятельство, что автомобили, на которые судебным приставом-исполнителем наложен запрет на снятие с учета и изменение регистрационных данных, приобретены в период брака, тогда как должником является лишь один из супругов, не свидетельствует о незаконности действий судебного пристава-исполнителя.

Супруги К-вы обратились в суд с заявлением, в котором оспаривали законность постановления судебного пристава-исполнителя о наложении запрета на снятие с учета и изменение регистрационных данных на автомобили, ссылаясь на то, что постановлением ущемляются права супруги должника, которой принадлежит 1/2 доля в праве собственности в общем имуществе, нажитом в период брака.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции мотивировал свой вывод тем, что судебный пристав-исполнитель действовал в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, выданного в соответствии со вступившим в законную силу решением суда, которым с К-ва взыскана определенная сумма, и что требования судебного пристава-исполнителя о погашении долга не были выполнены должником в установленный ему срок, а вынесенное постановление соответствует требованиям ст.ст. 6, 14, 68 и 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Судебная коллегия, оставляя решение суда без изменения, сочла несостоятельными доводы кассационной жалобы К-вых о том, что оспариваемое постановление препятствует К-вой выделить ее долю в общем имуществе супругов, поскольку К-ва вправе в порядке статьи 442 ГПК РФ обратиться в суд с исковыми требованиями о выделе ее доли в общем имуществе супругов и освобождении принадлежащей ей доли от ареста.

(Дело N 33-9217/ 2008)

Обращение взыскания на заложенное имущество при переходе права собственности на это имущество производится на основании судебного акта, выносимого по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя в порядке обращения взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

Определением районного суда банку выданы исполнительные листы на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании солидарно с предприятия и Х.Д. суммы задолженности и об обращении взыскания на имущество, заложенное предприятием по договору о залоге имущества, и находящееся в Курганской области.

Выданные районным судом взыскателю исполнительные листы были предъявлены им для исполнения в районный отдел судебных приставов Курганской области, который и обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на заложенное имущество, находящееся у третьего лица, поскольку имущество, заложенное предприятием, было им отчуждено и на основании мирового соглашения передано В.В.

Суд вынес определение, которым во исполнение требований вышеуказанного исполнительного листа обратил взыскание на имущество, заложенное предприятием и находящееся у В.В.

Судебная коллегия оставила определение суда первой инстанции без изменения.

Согласно п. 1 ст. 353 ГК РФ, ст. 32 Закона РФ «О залоге», в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Гарантия интересов залогодержателя закреплена и в п. 2 ст. 346 ГК РФ, согласно которому залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Предлагаем ознакомиться:   Как перенести дату судебного заседания

Из указанных правовых норм следует, что переход права собственности не прекращает право залога.

Поэтому суд, рассматривая заявление судебного пристава-исполнителя, пришел к правильному выводу о возможности обращения взыскания на заложенное имущество, переданное предприятием по мировому соглашению В.В., сославшись на положения п. 1, 2 ст. 77 Федерального закона «Об исполнительном производстве», согласно которым обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, производится на основании судебного акта, выносимого по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя.

Для обращения взыскания на заложенное имущество предъявление нового искового требования залогодержателя к новому собственнику и принятие решения суда, на что ссылался кассатор, не требуется.

(Дело N 33-3310/2009)

В случае воспрепятствования проживанию (пребыванию) в квартире, куда взыскатель вселена по судебному решению, не должником по исполнительному документу, а иным лицом, исполнительное производство подлежит окончанию по основаниям, предусмотренным п.3 ч.1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Взыскатель Д. обратилась в суд с заявлением, в котором оспаривала действия судебного пристава-исполнителя в связи с непринятием мер по исполнению решения суда о вселении ее в квартиру. Заявитель указала, что она была вселена в данное жилое помещение судебным приставом-исполнителем, однако вновь не может войти в квартиру, в связи с чем повторно обратилась к судебному приставу с заявлением о возобновлении исполнительного производства, но судебным приставом-исполнителем никаких мер для исполнения требований исполнительного документа не принято.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении заявления Д. о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя. Судебная коллегия оставила решение суда без изменения.

Как видно из материалов дела, Д. на основании исполнительного листа, выданного по делу по иску Д. к Х.Л. и Х.Э., была вселена в спорную квартиру судебным приставом-исполнителем, а исполнительное производство окончено в связи с фактическим исполнением требований (п.1 ч.1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

В связи с обращением взыскателя о препятствиях в доступе в квартиру, постановлением старшего судебного пристава-исполнителя постановление об окончании исполнительного производства было отменено.

В процессе повторного исполнения решения суда, судебным приставом-исполнителем было установлено, что должники Х. в квартире не проживают, в квартире проживает гражданин З., вселившийся в спорную квартиру на основании договора купли-продажи с Д., который впоследствии был признан судом недействительным. З. не передает ключи от квартиры заявительнице и препятствует ее доступу в квартиру, так как та не возвратила ему денежные средства, переданные им ей по договору купли-продажи.

В соответствии с ч.5 ст. 108 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в случае воспрепятствования проживанию (пребыванию) взыскателя в жилом помещении лицом, проживающим (зарегистрированным) в указанном помещении и не являющимся должником, вопрос о вселении взыскателя решается в судебном порядке.

Поскольку требования исполнительного документа о вселении заявителя, адресованное должникам Х., исполнено, должники Х. в настоящее время в квартире не проживают, а препятствия к вселению заявителя чинятся другим лицом, проверка правомерности действий которого не была предметом судебного решения, исполнительный документ не содержит никаких требований к этому лицу как должнику, судебным приставом-исполнителем был составлен акт о невозможности исполнения требований исполнительного документа и вынесено постановление об окончании исполнительного производства по основаниям, предусмотренным п.3 ч.1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве».

(Дело N 33-372/ 2009)

Одним из сравнительно новых действий, которые судебные приставы-исполнители применяют в целях понуждения должника исполнить требования исполнительного документа, является установление временных ограничений на выезд должника из Российской Федерации (п.15 ч.1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Наличие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, достаточного для погашения долга, не является обстоятельством, препятствующим применению в отношении такого должника мер по ограничению его выезда за пределы РФ.

Г.В. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, просил признать незаконным и отменить постановление о вынесении поручения об ограничении права Г.В. на выезд из РФ, поскольку он от исполнения обязательств не уклонялся, возможности в отведенный срок исполнить решение суда не имел. Заявитель указал, что при наличии имущества, на которое может быть обращено взыскание, оснований для принятии мер по ограничению его выезда за пределы РФ не имелось.

Суд постановил решение об удовлетворении заявленных требований, поскольку исходя из величины долга, должник не имеет возможности добровольно исполнить свои обязательства, а факт несения им значительных затрат, связанных с выездом на границу РФ, судебным приставом-исполнителем не был проверен.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, Г.В. является должником по исполнительному производству, в связи с чем в отношении него вынесено оспариваемое постановление и в адрес начальника Управления пограничного контроля организационного департамента Пограничной службы ФСБ РФ направлено поручение о временном ограничении права выезда Г.В. за пределы РФ.

Поскольку Г.В. не исполнил обязательство перед взыскателем Г.Н. в срок, предоставленный ему постановлением судебного пристава-исполнителя, у судебного пристава-исполнителя имелись законные основания, предусмотренные ч. 5 ст. 15 закона «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» N 114-ФЗ от 15.08.1996 г. в редакции от 04.12.2007 г., для принятия мер принудительного исполнения.

Должником не представлено доказательств того, что нарушение им установленных сроков исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения своих обязанностей. То, что судебным приставом-исполнителем установлено наличие у должника на счете в банке определенной суммы, не покрывающей суммы долга, на которую было обращено взыскание, а также то, что судебным приставом-исполнителем выявлено имущество должника на сумму, превышающую размер его задолженности, не свидетельствует о незаконности принятых судебным приставом-исполнителем по заявлению взыскателя мер по временному, до исполнения обязательств, ограничению в порядке ч. 5 ст. 15 закона N114-ФЗ права должника на выезд из РФ.

(Дело N 33-1482/2008)

Ограничения, связанные с обращением взыскания на имущество должника, содержащееся в ст. 79 ФЗ «Об исполнительном производстве» и ст. 446 ГПК РФ, не применяются в случае обращения взыскания на периодические выплаты.

Б. — должник по исполнительному производству, обратился в суд с заявлением об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя по направлению им в адрес УПФР предложения об удержании в счет погашения долга в размере 50 процентов пенсии должника, сославшись на нарушение положений ст. 446 ГПК РФ, содержащей запрет на обращение взыскания на имущество — денежные средства на общую сумму не менее трехкратной величины прожиточного минимума должника. Поскольку размер получаемой должником пенсии менее величины прожиточного минимума, действия судебного пристава-исполнителя, по его мнению, незаконны и ухудшают материальное положение должника.

Суд постановил решение, с которым согласился суд кассационной инстанции, об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Как следует из материалов дела, с Б. и К. солидарно в пользу Н. взыскана задолженность по договору займа. В связи с отсутствием у должника Б. имущества, подлежащего описи и аресту, судебным приставом-исполнителем в УПФР направлено предложение о производстве удержания из пенсии должника в размере 50% и вынесено об окончании исполнительного производства.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал, что судебный пристав-исполнитель правомерно применил в отношении должника меры принудительного исполнения в виде обращения взыскания на доход должника, получаемый ежемесячно в виде пенсии по старости, и который в соответствии со ст. 101 ФЗ «Об исполнительном производстве» не относится к видам дохода, на которые не может быть обращено взыскание.

Доводы должника о том, что судебным приставом-исполнителем нарушено его право на получение социальной гарантии в виде пенсии по старости, на пенсию не может быть обращено взыскание, не основаны на законе. Требования ст. 446 ГПК РФ также не были нарушены, поскольку предусмотренный указанной статьей перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание, не включает ежемесячные выплаты, к которым относится пенсия.

(Дело N 33-3393/2008)

Вопрос об отнесении имущества должника к предметам обычной домашней обстановки и обихода, вещам индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), на которые в силу положений ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание, разрешается судом с учетом конкретных обстоятельств.

Перечень имущества граждан, относящегося к предметам обычной домашней обстановки и обихода, вещам индивидуального пользования, на которые не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, законодателем не определен.

Суд первой инстанции с учетом конкретных обстоятельств дела пришел к выводу, с которым согласилась и судебная коллегия, о том, что телевизор и автоматическая стиральная машина не могут быть отнесены к предметам обычной домашней обстановки и обихода, вещам индивидуального пользования.

(Дело N 33-3029/ 2008)

7. Споры о взыскании исполнительского сбора

По количеству заявлений споры, связанные с оспариванием постановлений судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, занимают существенное место. Необходимо также отметить, что подавляющее большинство заявлений удовлетворяются судами. Так, из 19 дел об оспаривании постановлений о взыскании исполнительского сбора, рассмотренных в кассационном порядке судебной коллегией по гражданским делам Челябинского областного суда в 2008 году, 17 заявлений были удовлетворены в полном объеме либо в части.

Анализ этих дел показывает, что судебные приставы-исполнители не всегда правильно применяют требования закона, касающиеся взыскания указанного сбора. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 30.07.2001 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности положений подп. 7 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 ФЗ «Об исполнительном производстве…», исполнительский сбор представляет собой штрафную санкцию административного характера, которая должна применяться, если исполнительный документ не исполнен должником в установленный срок без уважительных причин.

Понятие исполнительского сбора, порядок и условия его взыскания, освобождения от уплаты, уменьшения размера, возможность отсрочки или рассрочки взыскания определены ст. 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве»

Ненаправление должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства, в котором содержалось условие о добровольном погашении долга в течение 5 дней с момента ознакомления с постановлением, признано причиной, исключающей возможность взыскания исполнительского сбора.

Должник Д. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства по взысканию основного долга и по взысканию исполнительского сбора. В обоснование требований сослался на несвоевременность возбуждения исполнительного производства и ненаправление копии постановления о возбуждении исполнительного производства должнику.

Суд постановил решение, которым заявление Д. удовлетворил частично, признав незаконным действия судебного пристава-исполнителя и отменил постановление о взыскании исполнительского сбора. Свой вывод суд первой инстанции правильно мотивировал тем, что судебным приставом-исполнителем не были предоставлены доказательства направления должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства, в котором содержалось предложение о добровольном погашении долга в течение 5 дней с момента ознакомления с постановлением. Между тем, ч.1 ст.81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» 1997 года (действовавшего на момент вынесения оспариваемого решения) предусматривала, что исполнительский сбор в размере семи процентов от взыскиваемой суммы взыскивается в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа.

Доводы судебного пристава-исполнителя о том, что она направляла копию постановления почтой через РОСП, за работу которого по отправке почтовой корреспонденции не отвечает, не были приняты во внимание, так как они не свидетельствуют о законности оспариваемого постановления.

(Дело N 33-1632/2008)

При исполнении решения суда о взыскании денежных сумм с солидарных ответчиков сумма исполнительского сбора не может превышать 7% от взыскиваемой с солидарных должников суммы и может быть удержана с одного из солидарных должников.

Должник Г-ва обратилась в суд с заявлением об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства о взыскании исполнительского сбора, поскольку судебным приставом-исполнителем был нарушен порядок исполнения исполнительного документа о солидарном взыскании с должников денежных средств в пользу одного взыскателя. Также заявительница сослалась на невыполнение судебным приставом-исполнителем требований ч.3 ст. 34 ФЗ «Об исполнительном производстве» о сводном исполнительном производстве, что делает, по ее мнению, незаконным и взыскание исполнительского сбора.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении требований заявителя, которое было отменено кассационной инстанцией по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о прекращении исполнительного производства, возбужденного в отношении должника Г. на основании исполнительного листа о взыскании солидарно с П., К., Г- вой, Г-ва и Р. в пользу Сбербанка суммы долга в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе, и постановление о взыскании исполнительского сбора с должника Г- вой, поскольку требования, установленные постановлением о возбуждении исполнительного производства, добровольно исполнены не были без уважительных причин.

Согласно доводам Г-вой судебному приставу-исполнителю было известно о том, что в другом подразделении службы судебных приставов ведется исполнительное производство в отношении другого солидарного должника. Данное обстоятельство подтверждается заявлением взыскателя о прекращении исполнительного производства в отношении Г-вой в связи с фактическим исполнением требований.

В нарушении требований ч.2 ст. 56 ГПК РФ суд первой инстанции не вынес на обсуждение сторон вопроса о том, каким именно должником исполнены требования исполнительного документа о солидарном взыскании задолженности и был ли при этом удержан исполнительский сбор и с кого.

При этом в силу ч. 3 ст. 112 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительский сбор устанавливается в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества.

В соответствии с ч. 2 ст. 429 ГПК на основании решения или приговора суда о взыскании денежных сумм с солидарных ответчиков по просьбе взыскателя должно быть выдано несколько исполнительных листов, число которых соответствует числу солидарных ответчиков. В каждом исполнительном листе должна быть указана общая сумма взыскания и должны быть указаны все ответчики и их солидарная ответственность.

Таким образом, исполнительский сбор не может превышать 7% от взыскиваемой с солидарных должников суммы, при этом он может быть удержан с одного из солидарных должников.

Следовательно, факт того, кем из солидарных должников исполнены требования исполнительного документа и был ли ими уплачен исполнительский сбор, является юридически значимым обстоятельством для разрешения данного спора.

(Дело N 33-2749/2009)

8. Оспаривание постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа

Федеральным законом «Об исполнительном производстве» (ст. 113) предусмотрено, что в случае невыполнения законных требований судебного пристава-исполнителя, иного нарушения законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель налагает на виновное лицо штраф в порядке и размере, которые установлены законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, а в случае, предусмотренном статьей 114 настоящего Федерального закона, обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении виновного лица к административной ответственности.

Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, влечет наложение штрафа.

В силу положений части 2 статьи 105 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и части второй статьи 206 ГПК Российской Федерации должник не подлежит привлечению к юридической ответственности в случае неисполнения судебного акта по уважительным причинам, т.е. в случае отсутствия вины должника. Наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно.

Разрешение вопросов о том, могут ли те или иные причины считаться уважительными, имелась ли у должника в связи с этим возможность исполнения судебного акта, конкретные сроки исполнения судебного акта и т.д., требует установления и исследования фактических обстоятельств как при принятии решения судебным приставом-исполнителем, так и судом в ходе судебного разбирательства по делу.

При этом, в случае привлечения к ответственности, предусмотренной ФЗ «Об исполнительном производстве», содержащими признаки административного правонарушения, производство по делу должно осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ (ч. 3 ст. 1.7 КоАП РФ).

Из этого следует, что при наличии в действиях правонарушителя состава административного правонарушения, предусмотренного нормами КоАП РФ, например ст. 17.8 КоАП РФ (воспрепятствование законной деятельности судебного пристава-исполнителя), наложение взыскания должно производиться с соблюдением установленного в КоАП РФ порядка.

Однако если признаки правонарушения не охватываются нормами КоАП РФ, то ответственность правонарушителя за действия, предусмотренные Федеральным законом «Об исполнительном производстве», должна наступать по правилам этого закона, а не административного законодательства.

Статья 115 Федерального закона «Об исполнительном производстве» устанавливает данный порядок наложения судебным приставом-исполнителем штрафа, при этом законом не предусмотрено составление протокола об административном правонарушении и возбуждение дела об административном правонарушении. Постановление судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа может быть оспорено в суде.

Анализ приведенных выше норм и главы 18 Федерального закона «Об исполнительном производстве» позволят сделать вывод о том, что оспаривание постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа за действия, предусмотренные Федеральным законом «Об исполнительном производстве», кроме тех составов, которые содержатся в КоАП РФ (например, ст. 17.14 и 17.15), рассматривается судом по правилам главы 25 ГПК РФ.

Оспаривание постановления судебного пристава-исполнителя о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 17.14 КоАП РФ, и наложении штрафа не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

С. обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, которым на заявителя наложен административный штраф за неисполнение требований имущественного характера, содержащихся в исполнительном документе.

Определением суда, которое оставлено судом кассационной инстанции без изменения, в приеме заявления С. было отказано по основаниям, указанным в п.1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ.

Из заявления С. следовало, что ею оспаривается постановление судебного пристава-исполнителя, которым она была привлечена к административной ответственности и на нее было наложено административное наказание в виде административного штрафа за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст. 17.14 КоАП РФ.

Обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях производится не по нормам ГПК РФ, а в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ, т.е. в ином судебном порядке.

Доводы частной жалобы С. о рассмотрении ее заявления в порядке главы 25 ГПК РФ в силу положений п.1 ст. 128 Федерального закона «Об исполнительном производстве» были признаны ошибочными, так как нормы ГПК РФ спорные вопросы не регулируют.

(Дело N 33-9194/2008)

Определенную трудность представляет исполнение решений суда, обязывающих органы местного самоуправления или государственные органы предоставить гражданам на тех или иных условиях жилые помещения. Исполнение таких решений связано с определенными препятствиями, носящими как объективный, так и субъективный характер.

Установленный ст. 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве» срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа, который не может превышать 5 дней со дня возбуждения исполнительного производства, не учитывает длительность процедур, связанных с отыскиванием соответствующего жилого помещения и оформлением жилищных прав гражданина в отношении него.

Неисполнение же требований исполнительного документа о предоставлении гражданину жилого помещения в установленный судебным приставом-исполнителем срок может повлечь для должника взыскание с него исполнительского сбора или штрафа за неисполнение исполнительного документа, а также расходов по совершению исполнительных действий.

При разрешении дел об оспаривании государственными органами и органами местного самоуправления указанных выше постановлений судебного пристава-исполнителя, судам первой инстанции следует учитывать, что неисполнение таких решений может быть связано с отсутствием свободной жилой площади, денежных средств, заложенных в соответствующих бюджетах на текущий год, на приобретение необходимого жилья на рынке недвижимости либо его строительства. К обстоятельствам, которые имеют значение для разрешения дел данной категории споров, и подлежат установлению в ходе их рассмотрения, относятся также данные о том, обращался ли должник при отсутствии свободной жилой площади с ходатайством об отсрочке его исполнения, в представительный орган — с ходатайством о выделении дополнительных бюджетных средств на обеспечение гражданина жилым помещением.

Сам по себе длительный период неисполнения должником решения суда не является основанием для применения штрафных санкций при наличии уважительных причин, по которым должником не были выполнены требования судебного пристава-исполнителя.

Должник — Правительство Челябинской области, оспорило постановление судебного пристава-исполнителя, вынесенное по ранее действующему Закону РФ «Об исполнительном производстве», которым на должника был наложен штраф за невыполнение требования судебного пристава-исполнителя об исполнении решения суда о предоставлении гр-ну К. в установленный срок жилищного сертификата, указав на наличие уважительных причин.

Суд первой инстанции вынес решение, которым отказал заявителю в удовлетворении его требований, мотивируя свой вывод длительным периодом неисполнения должником решения суда.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, вынесла по делу новое решение, которым оспариваемое постановление признано незаконным и отменено.

При этом судебная коллегия исходила из того, что применение штрафных санкций возможно лишь в случае виновного уклонения должника от выполнения требований судебного пристава-исполнителя. Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции не учел положений законодательства, регулирующего порядок выдачи жилищных сертификатов.

Из материалов дела следует, что список граждан-участников подпрограммы «Государственные жилищные сертификаты» формируется органами местного самоуправления до 1 октября года, предшествующего планируемому. Поскольку решение суда и возбуждение исполнительного производства имело место после 01 октября, возможность включения К. в число участников подпрограммы для получения им жилищного сертификата как в сроки, установленные судебным приставом-исполнителем, так и в целом в 2006 году отсутствовала. Определением суда должнику была предоставлена отсрочка исполнения решения суда. При формировании списков участников подпрограммы на следующий 2007 год взыскатель был включен в соответствующие списки и решение суда было исполнено.

(Дело N 33-245/2008)

Применение штрафа, т.е. финансовой ответственности, за неисполнение решения суда при наличии подтвержденного материалами дела факта отсутствия у должника достаточных бюджетных средств для исполнения противоречит принципам справедливости привлечения к ответственности.

Правительство Челябинской области оспорило в суде постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафов, наложенных по ранее действующему Закону РФ «Об исполнительном производстве», в рамках исполнительных производств, возбужденных на основании решения суда о предоставлении гражданам Р., Л., С., У. и Т. жилых помещений в соответствии с Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», согласно которому обеспечение жилыми помещениями данной категории граждан осуществляется за счет средств бюджета субъекта РФ.

Суд первой инстанции требования удовлетворил, мотивируя свое решение наличием уважительных причин неисполнения должником решения суда в установленные судебным приставом-исполнителем сроки, с чем согласилась и судебная коллегия по гражданским делам, указав, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что у Правительства Челябинской области имелась возможность для исполнения требований судебного пристава-исполнителя в установленные им сроки и что им не были приняты все зависящие от него меры по исполнению решений суда.

Как следует из материалов дела, должником были предприняты меры, в результате которых в бюджете области были предусмотрены соответствующие средства, направленные в бюджеты муниципальных образований, заключены соглашения с муниципальными образованиями о направлении указанных средств на строительство жилья с целью последующего предоставления этого жилья взыскателям. Решения суда были исполнены после ввода в эксплуатацию жилых домов.

(Дело N 33-856/2008)

9. Споры о возмещении расходов по совершению исполнительных действий

Средства, удержанные банком с клиента по договору банковского вклада, не могут быть отнесены к расходам по совершению исполнительных действий в том смысле, который предусмотрен п. 3 ч. 2 ст. 116 Федерального закона от 2 октября 2007г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», и не подлежат возмещению должником.

Взыскатель С. обратился в суд с заявлением об оспаривании бездействия старшего судебного пристава, судебного пристава-исполнителя, отказавших взыскателю в удовлетворении его заявления о возмещении расходов по совершению исполнительных действий. В обоснование заявленных требований заявитель указал на то, что денежные средства, взысканные службой судебных приставов с должника по заявлению взыскателя, перечислены на его лицевой счет в Сбербанке, однако при получении суммы долга банком был удержан комиссионный сбор. Заявитель полагал, что указанная сумма относится к расходам по совершению исполнительных действий и должна быть взыскана с должника. Заявление взыскателя о выдаче причитающихся ему денежных средств на основании чека оставлено без внимания.

Суд вынес решение, которым признал незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя и обязал его вынести постановление о взыскании с должника в пользу взыскателя С. расходов по совершению исполнительных действий в сумме, равной комиссионному сбору, а старшего судебного пристава-исполнителя утвердить данное постановление. При этом суд исходил из того, что, несмотря на отсутствие в законе прямого указание на отнесение средств, затраченных на перечисление денежных средств на банковский счет, к расходам по совершению исполнительных действий, они по сути являются таковыми и подлежат взысканию с должника.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что сумма долга, взысканная с должника в пользу С., была в полном объеме перечислена судебным приставом-исполнителем и поступила на счет взыскателя в отделении Сбербанка. То обстоятельство, что по условиям вклада и дополнительного соглашения, заключенного между Сбербанком и вкладчиком С., при выдаче со счета наличными деньгами денежных средств, поступивших безналичным путем, банк взимает с вкладчика комиссионный сбор в размере 1% путем удержания его из суммы, подлежащей выплате, не может служить основанием считать сумму комиссионного сбора, удержанную банком при последующей выдаче С. денежных средств с его счета, расходами по совершению исполнительных действий. Вступая в долгосрочные правоотношения с банком, вкладчик С. с указанным условием согласился; предъявляя исполнительный лист к исполнению указал судебному приставу-исполнителю реквизиты своего лицевого счета в банке.

Перечень расходов на совершение исполнительных действий, содержащийся в ст. 116 Федерального закона «Об исполнительном производстве», не является исчерпывающим. Однако перечисление суммы долга взыскателю по его заявлению на расчетный счет в кредитном учреждении не вызвано необходимостью, поскольку п. 2 данной статьи содержит иной способ получения взыскателем денежных сумм — путем перевода (пересылки).

То обстоятельство, что С. обращался к старшему судебному приставу с заявлением выдать причитающиеся ему денежные средства по чеку, не свидетельствует о незаконности действий должностных лиц службы судебных приставов, поскольку в силу п. 11 Инструкции о порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции РФ, утвержденной Приказом Минюста РФ и Минфина РФ от 30 мая 2000 г. N 165/53н и действовавшей до 25.01.2008 г., чек на имя взыскателя выписывается только в том случае, когда перечисление денежных средств безналичным путем невозможно. Пунктом 11 названного Приказа предусматривалась возможность получения взыскателем денежных средств по почте, данные расходы в силу п. 2 ст. 116 Федерального закона «Об исполнительном производстве» относятся к расходам на совершение исполнительных действий.

Поскольку средства, удержанные банком с клиента по договору банковского вклада за обналичивание поступивших сумм, не могут быть отнесены к расходам по совершению исполнительных действий в том смысле, который предусмотрен законом, то они впоследствии не должны быть компенсированы должником в порядке, предусмотренном ст. 117 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

(Дело N 33-180/2009)

В настоящее время действует аналогичный порядок перечисления денежных средств взыскателю, предусмотренный Приказом Минюста РФ и Минфина РФ N 11/15н от 25.01.2008г.

Возмещение судебных издержек, понесенных заявителем в случае удовлетворения его требований по делу об оспаривании действий судебного пристава, производится с Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области.

Решением суда удовлетворены требования К. о взыскании с Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области понесенных в связи с рассмотрением дела об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя расходов на оплату услуг представителей.

Судебный пристав-исполнитель и представитель УФССП по Челябинской области возражали против удовлетворения требований, ссылаясь на то, что расходы должны быть взысканы с распорядителей бюджета по аналогии закона ст. ст. 1069 и 1071 ГК РФ.

Признавая право К. на возмещение понесенных расходов, суд первой инстанции правильно исходил из того, что расходы на оплату услуг представителя отнесены к издержкам, связанным с рассмотрением дела, последние, в соответствии со ст. 100 ГПК РФ присуждаются в разумных пределах стороне, в пользу которой состоялось решение суда, с другой стороны.

Доводы УФССП по Челябинской области о том, что вопрос о возмещении расходов, понесенных заявителем по оплате услуг представителя следует решать по аналогии закона в порядке, предусмотренном ст. ст. 15, 1068, 1069 и 1071 ГК РФ, как в случае причинения вреда действиями должностных лиц органов государственной власти, за счет казны Российской Федерации и в исковом порядке с привлечением к участию в деле в качестве ответчика распорядителя средств федерального бюджета — ФССП, были признаны ошибочными, основанными на неправильном применении процессуального и материального закона. Положения Гражданского кодекса РФ, касающиеся возмещения убытков, причиненных действиями государственных органов и их должностных лиц, в спорном случае применены быть не могут. Возникшие между сторонами правоотношения урегулированы процессуальным законом — главой 7 ГПК РФ, и возмещение судебных расходов, понесенных заявителем в связи с рассмотрением дела, осуществляется по правилам данной главы.

(Дело N 33-11515/2008)

10. Судебная практика по рассмотрению заявлений судебных приставов-исполнителей о разъяснении решений и исполнительного документа, способа и порядка его исполнения

Предлагаем ознакомиться:   Образец жалобы в Верховный суд РФ по гражданскому делу

Практика разрешения дел, связанных с оспариванием действий (бездействия) и постановлений судебного пристава-исполнителя, принимаемых в рамках исполнительного производства и касающихся вопросов исполнения по существу требований исполнительного производства, тесно связана с проблемой невозможности либо затруднительности исполнения судебного решения.

Под исполнимостью решения понимается возможность принудительного исполнения судебного решения, т.е. осуществления органами исполнения судебных решений — ряда мероприятий, которые направлены на реализацию судебного решения помимо воли лица, обязанного по этому решению.

Принимаемые судебным приставом-исполнителем постановления определены резолютивной частью решения суда и тесно связаны с формулировкой требований исполнительного документа.

Решение суда, резолютивная часть которого не отвечает полностью или в части требованиям определенности и исполнимости, неясно для сторон и судебного пристава-исполнителя, влечет возникновение споров на стадии исполнения решения.

Обобщение практики по рассмотрению заявлений судебных приставов-исполнителей о разъяснении решений и исполнительного документа, способа и порядка его исполнения произведено с учетом рекомендаций окружного совещания о деятельности управлений Федеральной службы судебных приставов в субъектах, входящих в Уральский федеральный округ, состоявшегося в марте 2009 года, отраженных в Протоколе окружного совещания от 18 марта 2009 года.

В ходе обобщения практики было установлено, что за 2008 — 1 квартал 2009 года судами Челябинской области были рассмотрено 312 дел по заявлениям граждан о разъяснении решений и заявлениям судебных приставов-исполнителей о разъяснении исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.

В соответствии со ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания. Разъяснение решения суда допускается, если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение суда может быть принудительно исполнено.

Положения статьи 202 ГПК РФ имеют своей целью устранение препятствий к исполнению судебного решения и направлены на защиту прав лиц, участвующих в деле.

Правом обратиться в суд, принявший решение, с заявлением о разъяснении решения суда, помимо лиц, участвующих в деле, обладает и судебный пристав-исполнитель.

Статья 433 ГПК РФ предусматривает, что в случае неясности требования, содержащегося в исполнительном документе, или неясности способа и порядка его исполнения взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, принявший судебный акт, с заявлением о разъяснении исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.

Согласно ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае неясности положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении его положений, способа и порядка его исполнения.

Разъяснение решения суда допускается, если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение суда может быть принудительно исполнено. Установление того, было ли полностью исполнено решение суда в конкретном деле, связано с исследованием фактических обстоятельств дела.

Под разъяснением судебного акта следует понимать изложение судебного решения в более полной и ясной форме, не допускающее, хотя бы частично, изменение его существа (постановление Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении»). Устранение неясностей судебного решения путем его разъяснения судом в целях обеспечения защиты прав лиц, участвующих в деле, не может быть направлено на изменение правоотношений, установленных соответствующим решением, поскольку это требует изменения содержания самого судебного решения.

Анализ определений, постановленных судами области по заявлениям о разъяснении решений, свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев необходимость в разъяснении решения связана с его исполнением и вызвана дефектами формулировок резолютивной части решений.

При рассмотрении заявлений судебного пристава-исполнителя имели место отказы в удовлетворении заявлений о разъяснении положений исполнительного документа, когда судебное решение не содержало неясностей либо когда его недостатки не могли быть устранены в порядке, предусмотренном ст. 202, 433 ГПК РФ, поскольку требовали изменения содержания самого судебного решения.

Поскольку из содержания исполнительного листа следует, что имущество находится у самого взыскателя, суд не усмотрел неясностей положений исполнительного документа.

Решением суда в пользу А.Э. присуждено оставшееся у нее после расторжения брака домашнее имущество, всего на сумму 100 000 рублей. По делу на указанный абзац резолютивной части решения был выдан исполнительный лист, где должником указан А.М.

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о разъяснении решения суда в части того, подлежат ли исполнению требования исполнительного документа о присуждении А.Э. имущества, оставшегося у нее после расторжения брака.

Суд вынес определение, которым разъяснил порядок исполнения исполнительного листа, указав на то, что решение суда в части присуждения А.Э. имущества не подлежит исполнению службой судебных приставов, поскольку указывает на присуждение в собственность А.Э. имущества, которое из ее владения должником не изымалось. Также суд разъяснил, что взыскание по указанному исполнительному документу 100 000 рублей с должника производиться не должно, поскольку это сумма оценки переданного в собственность взыскателя имущества, которое фактически находится у нее.

Определением судебной коллегии определение суда первой инстанции было отменено по жалобе взыскателя А.Э. ввиду ее неизвещения о времени и месте рассмотрения заявления судебного пристава-исполнителя.

При новом рассмотрении заявления суд постановил определение об отказе в удовлетворении заявления о разъяснении исполнительного документа. Свой вывод суд первой инстанции мотивировал тем, что из текста решения следует, что перечисленное имущество осталось у А.Э. и присуждается ей. Следовательно, из содержания исполнительного листа следует, что судебный пристав-исполнитель не должен производить каких-либо действий по исполнению такого документа, поскольку имущество находится у самого взыскателя. Основания для разъяснения положений исполнительного документа отсутствовали.

(Дело 33-8532/2008)

Изменение законодательства, имевшее место в период после разрешения спора до исполнения решения суда, не требует разъяснений судом, поскольку не свидетельствует о неясности решения.

Судебный пристав-исполнитель обратился с заявлением о разъяснении решения суда, которым администрация города обязывалась предоставить З. на семью из пяти человек по договору социального найма благоустроенное применительно к условиям города, отвечающее санитарным и техническим требованиям жилое помещение, в пределах нормы жилой площади по ст. 38 ЖК РСФСР, но не менее 9 кв.м. на человека. Судебный пристав-исполнитель просил разъяснить, является ли надлежащим исполнением предоставление взыскателю жилого помещения в виде квартиры общей площадью 70,5 кв.м применительно к положениям ст. 50 ЖК РСФСР.

Определением суда первой инстанции в разъяснении положений исполнительного документа отказано, поскольку из содержания исполнительного документа следует, что жилое помещение предоставлено по нормам ЖК РСФСР. Ссылка судебного пристава-исполнителя на положения ЖК РФ о нормах предоставления жилья не является основанием для разъяснения судебного решения.

Определение было оставлено без изменения в кассационной инстанции, которая указала, что обстоятельств, затрудняющих исполнение решения суда, которые влекли бы необходимость в его разъяснении, не установлено. Статья 38 ЖК РСФСР устанавливала норму жилой площади на одного человека в размере 12 кв.м, без учета общей площади предоставляемой квартиры. Решение суда неясностей не содержит.

(Дело N 33-2410/2009)

При разъяснении решения суд не вправе входить в обсуждение вопросов, связанных с законностью состоявшегося судебного решения.

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения решения суда, которым присуждено в возмещение вреда, причиненного здоровью, начиная с 01.04.2001 года ежемесячно по 130 рублей 83 коп. с индексацией сумм возмещения вреда пропорционально повышению минимального размера оплаты труда в установленном законом порядке. Судебный пристав-исполнитель просил разъяснить, какой МРОТ, размер и способ расчета коэффициента индексации применять для расчета сумм возмещения вреда.

Удовлетворяя заявление, суд указал, что возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, производится пропорционально повышению МРОТ для оплаты труда и определению размеров пособий по временной нетрудоспособности.

Судебная коллегия по гражданским делам оставила определение суда без изменения, не согласившись с доводами частной жалобы должника о том, что данным разъяснением суд неправильно истолковал содержание постановления Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 года N 11-П и самостоятельно установил механизм индексации, противоречащий ст. 318 ГК РФ. Должник полагала, что сумма возмещения вреда подлежала индексации с применением МРОТ, установленного с 01.01.2001 года для определения порядка исчисления налогов, сборов, штрафов и иных платежей, исходя из базовой ставки 100 рублей. Судебная коллегия указала на то, что правовая позиция, высказанная в постановлении Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 года N 11-П «По делу о проверке конституционности ч.2 ст.5 ФЗ «О минимальном размере труда» в связи с жалобами граждан А.Ф.К. и А.Ф.П.», касалась иного предмета применения МРОТ — для исчисления платежей по договорам пожизненной ренты и пожизненного содержания с иждивением исходя из базовой суммы 100 рублей, а не платежей по возмещению вреда здоровью.

Также суд второй инстанции не согласился и с доводами частной жалобы о том, что суд взял на себя функции законодателя по установлению механизма индексации, поскольку суд лишь разъяснил способ увеличения размера возмещения вреда, установленного обязательным для всех судебным постановлением.

Доводы жалобы о том, что увеличение сумм возмещения вреда с учетом МРОТ противоречит ст. 318 ГК РФ, согласно которой суммы, выплачиваемые на содержание гражданина, индексируются с учетом уровня инфляции в порядке и случаях, которые установлены законом, связаны с законностью состоявшегося судебного решения и основанием для отмены определения суда о разъяснении решения суда служить не могут.

(Дело N 33-2051/2009)

Приобретение лицом, не указанным в исполнительном документе в качестве должника, 1/2 доли в праве собственности на объекты недвижимости, являющиеся предметом залога, не влечет прекращение ипотеки и является основанием для изменения способа и порядка исполнения решения суда.

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения судебного решения, которым с предприятия и гр-на Н-ва в пользу банка солидарно взыскана задолженность по кредитному договору и обращено взыскание на жилой дом и земельный участок, принадлежащий Н-ву, указав на то, что в ходе исполнительного производства было установлено, что спорное имущество зарегистрировано как за Н-вым (должником), так и Н-вой — по 1/2 доле в праве собственности. Судебный пристав-исполнитель просил изменить способ и порядок исполнения решения суда, обратив взыскание на жилой дом, принадлежащий Н-ву и Н-вой.

Суд постановил определение, которым удовлетворил заявление судебного пристава-исполнителя. Кассационной инстанцией определение суда оставлено без изменения. Судебная коллегия исходила из следующего.

Как следует из содержания договора об ипотеке, Н-ва дала согласие своему супругу Н-ву на залог (ипотеку) жилого дома и земельного участка на условиях по его усмотрению, согласие оформлено в письменной форме и нотариально удостоверено. Ипотека зарегистрирована в установленном порядке. В настоящее время в ЕГРП на недвижимое имущество объектами права являются 1/2 доля в праве собственности на жилой дом и 1/2 доля в праве собственности на земельный участок, зарегистрированные за Н-вым и Н-вой. Изменения внесены на основании вступившего в законную силу решения арбитражного суда. Решение суда на момент обращения судебного пристава-исполнителя с настоящим заявлением не исполнено.

Суд не согласился с доводами Н-вой о том, что она не является лицом, обязанным по кредитному договору, а поэтому на ее долю не может быть обращено взыскание. Согласно ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» это обстоятельство не является основанием для прекращения ипотеки.

Вступившим в законную силу решением городского суда Н-вой отказано в удовлетворении иска о признании недействительным наложения обременения в виде ипотеки на ее долю в праве собственности на жилой дом и земельный участок. Согласие Н-вой на оформление ипотеки свидетельствует о предоставлении кредитору предусмотренных законом прав в случае неисполнения должником своих обязательств. В силу положений ст. 353 ГК РФ правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет его обязанности, если соглашением с залогодержателем не установлено иное. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо. Поскольку предметом залога по договору об ипотеке являлся жилой дом и земельный участок в целом, приобретение Н-вой 1/2 доли в праве собственности на эти объекты недвижимости не влечет прекращение ипотеки.

То обстоятельство, что она не была привлечена к участию в деле по иску банка о взыскании задолженности по кредитному договору, не свидетельствует о том, что законная сила этого решения не распространятся на нее, поскольку Н-ва дала согласие на оформление залога и предоставила кредитору соответствующие права.

Судом также отвергнут довод Н-вой о том, что данный жилой дом является единственным жильем, как основанный на неправильном толковании ст. 446 ГПК РФ и ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Суд изменил способ и порядок исполнения решения суда, обратил взыскание на заложенное имущество в виде 1/2 доли Н-ва в праве собственности на жилой дом и земельный участок и 1/2 доли Н-вой в праве собственности на жилой дом и земельный участок.

(Дело N 33-2107/2009)

Возникновение спора между банком и заемщиком по поводу зачета суммы, перечисленной должником до вынесения решения суда, не является основанием для разъяснения решения суда. Возникший спор подлежит разрешению в исковом порядке.

Судебный пристав-исполнитель обратился с заявлением о разъяснении исполнительного документа, которым постановлено о взыскании с гр-на П. в пользу банка определенной суммы долга по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество — квартиру должника. Судебный пристав-исполнитель указал на то, что взыскатель не согласен с постановлением об окончании исполнительного производства, поскольку поступившая по приходному ордеру в банк сумма зачтена в погашение процентов и пени, начисленных банком, а не в погашение долга, взысканного по решению суда, так как внесена хоть и после поступления иска в суд, но до вынесения решения суда. Судебный пристав-исполнитель просит разъяснить, была ли учтена при вынесении решения поступившая по приходному ордеру сумма взноса в размер взыскиваемого долга.

Суд вынес определение, которым разъяснил решение суда, указав, что внесенная по приходному ордеру сумма при взыскании учтена не была.

Отменяя определение суда по частной жалобе банка, судебная коллегия указала, что резолютивная часть решения суда и положения исполнительного документа не содержат никаких неясностей относительно суммы, подлежащей взысканию с ответчика. При разрешении вопроса суд первой инстанции не принял во внимание, что обстоятельства, на которые ссылался судебный пристав-исполнитель в обоснование своего заявления, не могут служить основанием для разъяснения исполнения решения суда. В случае возникновения спора между банком и заемщиком по поводу зачета суммы, перечисленной П. по приходному ордеру, он вправе обратиться в суд с соответствующим иском в общем порядке.

Судебная коллегия разрешила вопрос по существу и отказала судебному приставу-исполнителю в разъяснении исполнительного документа.

(Дело N 33-794/2009)

Суд удовлетворил заявление судебного пристава-исполнителя о разъяснении положений исполнительного документа об установлении границ земельного участка согласно прилагаемому к свидетельству о праве собственности на землю плану на участок земли, передаваемый в собственность М., в части указания начальной точки отсчета, с которой следует производить замеры земельного участка.

(Дело N 33-23/2008)

Суд отказал в разъяснении исполнительного листа, которым должники П-вы обязывались в пользу взыскателей Ш-вых перенести кирпичный забор и гараж в сторону своего земельного участка на расстояние 1 метра от границы земельного участка, принадлежащего Ш-вым, в части того — переносить гараж и кирпичный забор на 1 метр целой конструкцией либо сносить 1 м гаража и кирпичного забора с земельного участка должников.

Как следует из текста исполнительного листа, на должников возложена обязанность перенести кирпичный забор в сторону своего земельного участка на расстояние одного метра по всей длине забора, перенести гараж на расстояние одного метра от земельного участка взыскателей. Поскольку в исполнительном документе требования сформулированы в соответствии с общепринятой и юридической терминологией, не имеется неоднозначного толкования смысла решения, как правильно указал суд первой инстанции, не имеет места и неясность исполнительного документа. Суд при разъяснении требований исполнительного документа не может изменять содержание этих требований, поэтому не может решать вопрос о сносе части гаража и забора, поскольку иначе будет идти речь об изменении порядка и способа исполнения решения.

(Дело 33-3202/2008)

Не усмотрели суды оснований для разъяснения требований исполнительного документа и в следующих случаях:

— требований исполнительного документа об обязании Ш. освободить нежилое помещение в части того, имеет ли право судебный пристав-исполнитель своими действиями принудительно освободить нежилое помещение либо должен обязывать должника совершить указанные действия (дело 2-420/2007 Ленинский районный суд г. Магнитогорска);

— требований исполнительного документа о вселении взыскателя С.А., в котором должником указана С.Т., поскольку в ходе исполнительских действий было установлено, что спорное жилое помещение принадлежит на праве собственности Р. на основании договора-купли продажи, заключенного после выдачи судом исполнительного листа, поскольку в соответствии с ч.5 ст. 108 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае воспрепятствования проживанию (пребыванию) взыскателя в жилом помещении лицом, проживающим (зарегистрированным) в указанном помещении и не являющимся должником, вопрос о вселении взыскателя решается в судебном порядке (дело N 2-40/2008 Кыштымский городской суд). Аналогичное решение принято по делу N 33-110/2009;

— требований исполнительного документа о наложении ареста на автомобиль в связи с тем, что в ходе исполнительских действий было установлено, что автомобиль был изъят у должника следственной частью ГУВД МВД по УРФО (дело N 2-1385/2008 Ленинский районный суд г. Челябинска);

— требований исполнительного документа о сносе самовольной постройки в части неясности относительно возможности принудительного сноса этой постройки в соответствии со ст. 68 ФЗ «Об исполнительном производстве» (дело N 2-368/2007 Снежинский городской суд).

Судом отказано в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения требований исполнительного документа об обязании А. освободить жилое помещение и разрешении судом судебному приставу-исполнителю принудительно передать спорную квартиру взыскателю, поскольку приведенный в ч.3 ст. 68 ФЗ «Об исполнительном производстве» перечень мер принудительного исполнения исполнительного документа предусматривает, что в случае неисполнения должником требований исполнительного документа, обязывающего должника осуществить определенные действия, судебный пристав-исполнитель имеет право самостоятельно организовать такое исполнение третьими лицами со взысканием с должника понесенных им расходов. Получение при этом разрешения суда на применение мер принудительного исполнения не требуется и законом не предусмотрено.

(Дело N 33-8837/2008)

Позиция судов, которые при аналогичной ситуации разъясняли положения исполнительного документа, указывая, что в случае неисполнения должником его требований решение суда исполняется в принудительном порядке, представляется ошибочной.

Представляется также необоснованным обращение судебных приставов-исполнителей с заявлениями о разъяснении способа исполнения требований исполнительного документа, в котором по существу ставится вопрос не о разъяснении исполнительного документа, а вопрос о правах самого судебного пристава-исполнителя в рамках конкретного исполнительного производства. Например, разъяснение судебному приставу-исполнителю о том, что решение суда исполняется в порядке ст. 105 ФЗ «Об исполнительном производстве» и при установлении обстоятельств, при наличии которых оно не может быть исполнено, судебный пристав-исполнитель должен совершить действия, предусмотренные ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Заключение

Судам следует принять меры к надлежащему применению требований закона при рассмотрении дел по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и устранению недостатков, указанных в настоящем обобщении.

По результатам обобщения подготовлена информация в Управление федеральной службы судебных приставов по Челябинской области.

Административный состав
судебной коллегии по гражданским делам
Челябинского областного суда

Обобщение судебной практики по рассмотрению гражданских дел с участием судебных приставов-исполнителей

Для достижения целей стоящих перед сотрудником ФССП применяются определенные инструменты. Напомню, что меры принудительного исполнения пристав может совершать после истечения сроков для добровольного исполнения.

После, должника ожидают аресты денежных средств, и имущества (как описывают имущество я рассказывал в данной статье), удержание из заработной платы и пенсии, арест дебиторской задолженности, ограничивать выезд за границу (как отменить ограничение на выезд?

Более подробно здесь). В общем пристав в исполнительном производстве царь и бог, самостоятельное должностное лицо, никто не вправе указывать приставу что делать, главное чтобы это было законно. Стоит ответить, что некоторые постановления утверждаются старшим судебным приставом. Ближе к делу.

Одним из инструментов, которые стоят на «вооружении у приставов» — законные требования сотрудника ФССП. Также как и остальные исполнительные действия признаны помочь приставу исполнить решение суда. С большой настороженностью нужно относиться именно должникам к такому исполнительному действию как вручение требования.

В 90% случаев именно к должникам пристав направляет требование. Пристав может направлять требование взыскателю и третьим лицам, не являющихся стороной исполнительного производства. Главное, чтобы оно было законно.

Однажды к нам в офис пришел клиент с испуганным взглядом и сказал, что пристав намеревается оштрафовать его за неисполнение требований. Естественно, мы не бросили клиента в беде и помогли справиться с проблемой.

Наверное не секрет, что в Федеральной службе судебных приставов работают в основной массе молодые специалисты, недавно закончившие высшее учебное заведение, а то и не совсем высшее. Поэтому профессионализма от таких сотрудников ждать не приходится.

Требование не должно нарушать принципы закрепленные в законе, в частности соотношение мер принудительного исполнения и объема требований взыскателя. Так представим. У Вас задолженность всего в 40-50 тыс. руб.

и пристав выставляет требование предоставить автомобиль для ареста. Стоимость автомобиля по рыночным ценам 400 тысяч рублей. Действия должностного лица бессмысленны и никак не соразмерны сумме долга.

Незаконные требования исполнять не нужно. В требовании указывается время и дата, к которой оно должно быть исполнено, адрес (вплоть до кабинета должностного лица). Обычно сотрудник ФССП сразу в первичном документе уведомляют о рассмотрении дела об административном правонарушении на случай неисполнения.

Требование о предоставлении документов, имущества или о выполнении иных действий вручается должнику в письменном виде. Есть даже поговорка на этот счет: «Слова к делу не пришьешь». Пристав не вручил Вам требование под расписку? Значит и не было его вовсе.

Оно должно быть понятным и в дальнейшем выполнимым. Если требуют предоставить автомобиль, то он должен быть детально идентифицирован. Если осуществить платеж, то должны быть прописаны реквизиты. Немаловажно — оно должно быть вручено непосредственно должнику и желательно под роспись.

Постарайтесь не паниковать, внимательно изучите требование на предмет его законности. Тонкая грань между законным и незаконным требованием. Обычный рядовой человек не обладая специальными юридическими познаниями с трудом квалифицирует их.

Старайтесь придерживаться вышеуказанных рекомендаций и проблем быть не должно. Вы решили? Требование законно? Исполняйте — это самый лучший вариант, поможет сохранить время и деньги. А почему деньги спросите Вы? Об этом чуть позже! Вы посчитали требование незаконно? Отлично, тогда самое время действовать.

  • Первый и самый простой вариант — написать жалобу по подчиненности вышестоящему должностному лицу, возможно Ваши доводы примут во внимание и будет признано требование незаконным. Главное не пропустить сроки, они не такие большие. Законодатель их ограничил 10 сутками с момента вынесения приставом спорного документа. Но есть оговорка или тогда, когда стало известно о нарушении прав. Пропуск сроков по неуважительной причине равен отказу в удовлетворении жалобы.
  • Жалоба в прокуратуру — сроки не ограничены, можно написать жалобу на любой стадии исполнительного производства. Если нарушения закона были выявлены, то будут приняты меры прокурорского реагирования. Это позволит избежать выполнения незаконного постановления.
  • И последний вариант, оспорить действия пристава в суде. На мой взгляд самый продуктивный способ. Только суд может обеспечить беспристрастное и всестороннее разбирательство, в отличие от вышестоящего руководства должностного лица. Из минусов — посещать судебные заседания и потратить время.

Решать в любом случае нужно исходя из конкретных обстоятельств дела, наличия свободного времени и желания добиться результата. Профессиональные юристы в большей степени выбирают последний способ.

Все просто, не исполнил требование, получил наказание. Пристав является должностным лицом и вправе привлекать стороны к административной ответственности. На практике приставы редко привлекают должников к административной ответственности. Некоторые из них, даже не знают как это делается. Но все же, уповать на это не стоит.

Как исполнить решение суда: повышаем шансы успешного взыскания

Я проанализировал судебную практику по вопросу отмены постановления о привлечении должника к административной ответственности. Зачастую приставы выносят требование, вручают его должнику. Однако забывают уведомлять лицо, о дате и времени составления протокола об административном правонарушении.

В законе четко сказано, что лицо вправе присутствовать при составлении протокола. Таким образом, права виновного лица нарушаются, что в дальнейшем может повлечь отмену наказания. Кстати не существует конкретных сроков, пристав имеет права устанавливать произвольные сроки выполнения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Предъявление исполнительного листа в ССП

По общему правилу исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет с момента вступления в законную силу решения суда (ст. 21 ФЗ «Об исполнительном производстве»).Предъявить исполнительный лист к исполнению можно двумя способами.

Во-первых, получить исполнительный лист на руки, а потом направить его судебным приставам-исполнителям. Необходимо написать заявление о возбуждении исполнительного производства и направить его вместе с исполнительным документом в отдел ССП по месту совершения исполнительных действий.

Страна у нас большая. Если должник находится в Екатеринбурге, а взыскатель в Санкт-Петербурге, то откуда последнему знать, в какой районный отдел направлять документы?

Можно направить в управление. Главный судебный пристав обязан направить заявление с исполнительным листом в уполномоченное подразделение в пятидневный срок (ч. 4 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве». Но это уже увеличение сроков движения документов, а это во многих случаях очень нежелательно.

Поэтому поступаем проще. Заходим на официальный сайт управления и находим там контактный телефон. Называться может по-разному: «горячая линия», справочная служба и т. д. Называем адрес места совершения исполнительных действий.

Второй вариант — суд может сам направить исполнительный лист на исполнение. Но только по ходатайству взыскателя (абз. 1 ч. 3 ст. 319 АПК РФ).

Таким образом можно сократить сроки движения документов по почте и добиться возбуждения исполнительного производства в кратчайшие сроки. При условии, что суд сам не затянет с отправкой исполнительного листа в ССП.

Чтобы понять, как действовать дальше, определимся со сроками исполнительного производства.

После того, как документы поступают в подразделение судебных приставов, они передаются судебному приставу-исполнителю в течение трех дней (ч. 7 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Еще три дня дается приставу для решения вопроса о возбуждении исполнительного производства (ч. 8 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Для добровольного исполнения требований исполнительного листа должнику дается 5 дней со дня получения им постановления о возбуждении исполнительного производства (ч. 12 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Однако общий срок исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, исчисляется с момента возбуждения исполнительного производства и составляет 2 месяца (ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Всего получается примерно 66 — 67 дней. Если этот срок прошел, денежные средства в счет погашения долга не поступили, никаких сведений из ССП нет, пришло время предпринимать конкретные действия.

Как исполнить решение суда: повышаем шансы успешного взыскания

Для осуществления процедуры исполнительного производства судьей выдается документ определенной формы, именуемый исполнительным листом. Этот лист требуется для полного выполнения принятого в суде решения.

Документ выдается истцу, который после его получения может действовать двумя способами – самостоятельно обратиться к ответчику с требования выполнить указанные в исполнительном листе требования по отношению к истцу, либо направить этот документ в службу судебных приставов, наделяемых  достаточно широким спектром полномочии для исполнения законного решения суда.

Среди методов, которые могут применять приставы выделяют наложение ареста на имущество, принудительное изъятие средств с личных счетов и банковских депозитов. Единственное условие, что все действия приставов должны осуществляться в рамках действующего закона.

Существует четко определенное нормами закона требование к оформлению исполнительного листа. В нем имеются следующие данные:

  1. Полные данные на лицо, выдвигающее требования и лицо, к которому эти требования выдвигаются. То есть в документе фигурирует ФИО обоих участников инцидента;
  2. Объемы выдвигаемых требований со стороны истца, при этом требуется расписывать все как можно более подробно во избежание нарушении закона;
  3. Сроки, установленные судом для исполнения решения

Важно. Несмотря на то, что суд устанавливает обязательный для исполнения собственного решения временной отрезок, его нарушение никоим образом не оговаривается в законе и не устанавливается последствия, которые влечет за собой невыполнение решения в указанный срок.

  1. Прочие данные, являющиеся существенными для выполнения процедуры.

Важно. Каждый исполнительный лист должен в обязательном порядке подписываться судьей, вынесшим решение по делу и удостоверяться секретарем суда.

Чего ожидать дальше?

Исполнить решение суда не так просто. Учитывыя показатель, о котором говорилось в начале статьи. Если дело дошло до исполнительного производства, то с большой долей вероятности денег вы уже не получите.

Кстати, я не упомянул, что впоследствии бездействие судебного пристава-исполнителя и вышестоящих должностных лиц, либо их неправомерные действия и постановления можно обжаловать дальше в порядке подчиненности. Т. е.

На глобальном уровне предлагается посадить приставов «на процент». Но это когда будет…

Другой вариант — свести к минимуму число исполнительных производств, возбуждаемых по вашему заявлению. По-другому это звучит так: максимально ответственно подходить к выбору контрагента по договору.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юрист поможет
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector