Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-26 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 317-74-92 (бесплатно)
Регионы:
8 (800) 550-95-86 (бесплатно)

Наложение ареста на единственное жилье должника

Обзор законодательства

Наложение ареста на имущество происходит согласно ст. 115 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации.

Арест имущества – это мера, которая применяется для предотвращения отчуждения собственности и передачи ее во владение третьего лица в момент проведения судебного разбирательства и в ходе выполнения приговора.

Важно: Арест накладывается только при наличии искового заявления.

Процедура

Для начала в суде возбуждается уголовное или административное разбирательство, где истец требует наложить арест на имущество ответчика.

В список имущества, которое может попасть под арест, входят:

  • Движимое и недвижимое имущество ответчика.
  • Денежные вклады, ценные бумаги и капиталовложения.
  • Вещи, которые были подарены или переданы другим лицам, в том случае если суд учтет, что они получены в результате преступных действий обвиняемого.
  • Имущество близких родственников.
  • Единственное жилье.

Причины

Наложение ареста на имущество может происходить в следующих случаях:

  • В момент проведения уголовного разбирательства по поводу хищения.
  • В момент проведения разбирательства по поводу неправомерного использования средств или имущества несовершеннолетних граждан.
  • В момент разбирательства гражданского иска с просьбой обязать ответчика вернуть денежные средства.

Основания

Оснований для возбуждения иска о наложении ареста на имущество, существует достаточно много и к данной мере суд может прибегнуть по собственному усмотрению.

  • Незаконные действия, которые принесли моральный или физический вред пострадавшему.
  • В случае рассмотрения наказания в виде конфискации имущества.
  • Судебные издержки, которые будут взысканы с ответчика.

Наложения ареста на единственное жилье должника и его семьи

Своим постановлением Верховный Суд поставил в этом вопросе точку – да, могут. Такие действия со стороны приставов признаются правомочными, невзирая на то, является ли жилье для должника единственным.

Арест единственного жилья рассматривается как обеспечительная мера, предусматривающая наложение ограничений по распоряжению недвижимостью в пределах срока, пока должник не погасит задолженность в полном объеме.

Запрет распоряжения единственным жильем распространяется не только на осуществление сделок, но и на прописку и (или) вселение каких-либо лиц после наложения ограничения. Формально за заемщиком-должником и членами его семьи останется только право проживать в квартире (доме) и пользоваться жильем.

Чем можно объяснить такое решение суда?

  • Во-первых, положение закона (ст.446 ГПК), ограничивающие обращение взыскания на единственное жилье, и без разъяснений высшей судебной инстанции касалось исключительно взыскания, а принятые для его обеспечения меры – формально другая процедура, предшествующая процедуре взыскания. Надо сказать, что и ранее некоторые судебные приставы применяли арест единственного жилья в качестве обеспечительной меры, правда, далеко не всегда суды шли им навстречу и не отменяли по жалобам должников наложение этих мер. Поэтому широкой практики применения подобного рода действия приставов не имели.
  • Во-вторых, правило «единственного жилья» очень часто становилось камнем преткновения и лишало кредиторов хоть какой-то возможности принудить должника исполнить свои обязательства. Тогда как многие заемщики-должники жили отнюдь не в «хрущевках», а дорогостоящих загородных домах. При этом успевали до принятия иных обеспечительных мер создать все условия, чтобы применить их было попросту не к чему. Понимая, что в суде по жалобе должника все равно будет принято решение о снятии ареста с дома, приставы ничего не предпринимали, даже если об аресте жилья поступало соответствующее заявление кредитора. В результате должник вполне мог распоряжаться своей недвижимостью как угодно, а все устные и письменные требования о погашении долга – успешно игнорировать.

Разделив понятия «арест единственного жилья» и «обращение взыскание на единственное жилье», Верховных Суд фактически подтвердил уже имеющуюся законодательную норму и превратил ее действие в обязательную правоприменительную практику.

Одновременно с этим была разрешена и проблема злоупотребления должниками своим правом. Сохраняя статус собственника, они теперь обязаны соблюдать юридическую сохранность и целостность своего жилья, не действуя себе во благо, а в ущерб интересам кредитора.

Решение об аресте единственного жилья должника и конкретных ограничительных мерах принимает пристав – это его право. Решение можно оспорить в суде, но вероятность выигрыша дела невелика.

  1. Ссылка на то, что стоимость жилья несоразмерна сумме задолженности.
  2. Обоснование требования снять арест с жилья наличием иного имущества, на которое можно обратить взыскание, и при этом достаточного для погашения задолженности.

Такие возможности были и раньше. Но их реализация после разъяснений Верховного Суда, скорее всего, серьезно усложнится.

Согласно закону стоимость арестованного имущества (любого) должна быть соразмерна сумме долга. Таким образом, если задолженность составляет, скажем, 100 тысяч рублей, а стоимость жилья – несколько миллионов, то несоразмерность очевидна.

Однако Верховный Суд допускает, что в исключительных случаях несоразмерность арестованного имущества и долга может не приниматься во внимание. Пример такой ситуации – указанный выше случай проживания должника в дорогостоящем коттедже.

В то же время оспаривание ареста единственного жилья на основании того, что у должника есть иное имущество, за счет которого может быть исполнено взыскание, вполне способно привести к выигрышу судебного процесса.

Правда, в подобного рода ситуациях Верховный Суд перекладывает на должника необходимость представлять приставам соответствующие сведения о наличии такого имущества, формально снимая с приставов обязанность разыскивать его для целей принятия или непринятия решения о наложении ареста на жилье.

В настоящее время пока трудно говорить о том, какова будет судебная практика рассмотрения споров, обусловленных применением ареста по отношению к единственному жилью собственников. Не исключено, что и сами должники будут искать лазейки для обхода новых правил, что представляется потенциально возможным, даже без нарушения закона.

Арест жилья, находящегося в статусе сложной собственности (доли, совместно нажитое супружеское имущество, оспариваемая собственность), вполне может создать условия для многочисленных споров. Но исходя из позиции Верховного Суда, что, правда, было характерно деятельности судебных приставов и ранее, какие бы не возникали споры, основное бремя доказывания своей позиции и незаконности действий приставов ляжет на должников, проживающих с ним членов семьи, других зарегистрированных в жилье лиц и (или) совместных собственников.

Арест на имущество может быть наложен только в результате постановления Верховного суда. Возбуждение дела происходит при наличии искового заявления.

Предлагаем ознакомиться:   Влияет ли отпуск на квартальную премию

Процедура

  1. Исполнительной службой устанавливается наличие фактического имущества, на которое может быть наложен арест.
  2. Слушание дела происходит в день подачи заявления, без извещения должника и других лиц, которые участвуют в рассмотрении дела. В данном случае суд руководствуется ст. 141 ГПК РФ.
  3. Если суд принимает решение об аресте жилья, исполнение производится безотлагательно. Истец получает решение суда на руки, а ответчик получит копию документа.
  4. Арест производится органами исполнительной службы. Наложенные ограничения могут производиться только по решению суда, без самовольного внесения изменений представителями исполнительной структуры.
  5. Произведенный арест и установление запретов не должно препятствовать свободному пользованию жильем ответчиком и членами его семьи, которые проживают в квартире или доме.

Как было и что будет теперь

До конца 2019 года суд руководствовался основным принципом, если объектом ареста является единственное жилье должника, то дело даже не рассматривалось. При этом ответчик мог продать свое имущество и воспользоваться средствами по своему усмотрению, что часто никак не связано с возвращением долга.

В результате президиума, проведенного в ноябре 2019 года, было принято решение на возможность наложения ареста на единственное жилье должника, это означает, что теперь суд вправе лишить ответчика возможности распоряжаться имуществом.

Если ответчик владеет квартирой, то после постановления суда он не сможет продать это имущество или передать права третьим лицам. Также наложения ареста на квартиру ответчик не сможет прописать кого-либо, на эти квадратные метры.

Если ответчику принадлежит дом с прилагающимся участком земли, то суд вправе принять решение о продаже части имущества. Средства, которые выручат за продажу части дома или земли пойдут на погашение долга.

Случаи, в которых может рассматриваться наложение ареста на имущество:

  • Кредиторы, могут обратиться в суд с просьбой взыскать долг с ответчика. Например: в случае непогашения должником денежного займа, взятого в финансовой организации или у частного лица под расписку или в результате устного соглашения.
  • Иск о причинении морального и физического вреда ответчиком. Например: ответчик затопил квартиру соседа снизу или оскорбил истца, в случаях, если действия ответчика нанесли травму и вред здоровью.
  • Иск о взыскании алиментов.

Важно: На единственную недвижимую собственность ответчика, может быть наложен арест, но отчуждение провести никто не вправе.

Действия кредиторов

Кредиторы, которые не могут получить с должника средства по договору займа, имеют право обратиться в суд с исковым заявлением, с просьбой обязать ответчика вернуть долг в полном размере. Помимо основной суммы долга и оговоренных процентов, с ответчика могут взыскать пеню, штрафные санкции, судовые издержки и затраты, понесенные истцом на оформление искового требования.

Конечно, для обеих сторон куда лучше прийти к мировому соглашению, это позволит сэкономить время и нервы. Если должник думает, что сможет избежать наказания, то — это далеко не так, в ходе судебного разбирательства, в лучшем случае, на имущество будет наложен арест или судебные исполнители конфискуют имеющуюся собственность и продадут ее с молотка, а средства пойдут в счет погашения долга.

Кредиторы, как правило, идут навстречу должнику и в случае неспособности погасить долг в отведенный срок, банковские представители рассматривают несколько вариантов, которые будут приемлемы обеим сторонам:

  • Многие организации согласны провести перерасчет долга и продлить срок погашения кредита.
  • В случае если задолжник сам явится в представительство банка для погашения кредита, при одновременной выплате кредитор может списать начисленные штрафные санкции.

Исполнители

После того как суд примет решение о принудительном взыскании долга с ответчика и наложении ареста на единственное жилье, копия исполнительного письма рассматривается в исполнительном производстве.

Наложение ареста на единственное жилье должника

Взыскание долга и арест жилья производится согласно постановлению суда:

  1. Исполнительная служба устанавливает наличие недвижимого имущества у ответчика и место фактической прописки.
  2. В базу данных государственного реестра вносится информация о наложении ареста на недвижимое имущество ответчика, даже если это единственное жилье. В результате при попытке оформить любую сделку с участием данного объекта недвижимости, нотариус, который будет оформлять документы, сможет увидеть, что имущество находится под арестом. В таком случае сделка не состоится. Ответчик не сможет продать или подарить жилье.
  3. После наложения ареста на имущество, исполнитель делает запрос по месту работы ответчика и к письму прилаживается копия исполнительного письма с решение суда. На работодателя возлагается обязанность начислять на счет кредитора сумму до 50% ежемесячной заработной платы в счет погашения долга. Если взыскивается долг по уплате алиментов, сумма может составить 70% от заработной платы.
  4. В случаях, когда ответчик не имеет официального места трудоустройства, исполнитель направляет запросы в банковские организации (в основном в государственные учреждения, поскольку охватить все коммерческие организации просто невозможно). Банки обязаны предоставить информацию о наличии денежных счетов ответчика, если удается найти наличные сбережения, они взыскиваются в счет погашения долга (не могут быть конфискованы счета, оформленные на несовершеннолетних детей, социальные выплаты и пособия).
  5. Если же ответчик отказывается добровольно уплачивать долг, тогда исполнителем накладывается запрет на выезд должника за границу.
  6. Если проведенные меры не приносят результата, только в этом случае производится отчуждение собственности и продажа имущества (бытовая техника, мебель, велосипеды и прочее). Если есть возможность, то производится частичная продажа жилья, вырученные деньги идут на уплату долга.
Предлагаем ознакомиться:   Какие професси не разрешены людям после операции акш

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н.С. Бондаря

В рамках заявленного в соответствии с частью первой статьи 76 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” особого мнения представляется важным обратить внимание на следующие его мотивы и аргументы.

1. Особенность и, в известном смысле, неординарность рассмотренного Конституционным Судом Российской Федерации дела заключается в том, что вопросы, связанные с его предметом (положения части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации), ранее неоднократно затрагивались – напрямую или косвенно – в рамках конституционного судопроизводства (например, определения от 4 декабря 2003 года N 456-О, от 20 октября 2005 года N 382-О, от 24 ноября 2005 года N 492-О, от 19 апреля 2007 года N 241-О-О, от 20 ноября 2008 года N 956-О-О, от 1 декабря 2009 года N 1490-О-О, от 22 марта 2011 года N 313-О-О).

Сам факт принятия к производству жалоб граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова свидетельствует о том, что Конституционный Суд не выявил предусмотренных статьей 43 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” оснований для отказа в принятии данных обращений к рассмотрению.

Очевидно, что в этом случае Суд исходил из того, что решение поставленной в обращениях заявителей проблемы с помощью определения Конституционного Суда – “отказного” либо с так называемым “позитивным” содержанием – невозможно и необходимо рассмотрение проблемы по существу с использованием всех необходимых для данной процедуры форм конституционно-судебного реагирования.

Принятие жалоб к рассмотрению в данном случае означало, в конечном счете, что Конституционный Суд усмотрел наличие неопределенности с точки зрения соответствия оспариваемых законоположений Конституции Российской Федерации (часть вторая статьи 36 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

Обращение взыскания на единственное жилье должника

Вместе с тем при разрешении данного дела Конституционный Суд избрал, в конечном счете, подход, основанный на подтверждении ранее высказанных позиций и признании положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ не противоречащим Конституции Российской Федерации;

был сделан вывод, что “оно направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав и в конечном счете на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности” (абзац четвертый пункта 3.3 мотивировочной части, пункт 1 резолютивной части).

В то же время Суд определенно указал на имеющиеся дефекты в правовом регулировании соответствующих отношений конституционно-правового характера, но, руководствуясь принципом разумной сдержанности, воздержался от признания оспариваемого законоположения противоречащим Конституции Российской Федерации и одновременно обратился к федеральному законодателю с требованием внести в него необходимые изменения и дополнения в целях устранения выявленных недостатков.

В частности, как это установлено Конституционным Судом, положение абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ не содержит ориентиров для определения минимума, необходимого и достаточного для удовлетворения разумной потребности человека в жилище (абзацы второй и третий пункта 4 мотивировочной части);

следовательно, отсутствуют “возможности дифференцированного подхода при применении имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения, принадлежащего на праве собственности гражданину-должнику и являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания” (абзац первый пункта 4.

1 мотивировочной части). Соответственно, это “не позволяет обратить взыскание по исполнительным документам на такие жилые помещения, размеры которых могут значительно превышать средние показатели, а стоимость может быть достаточной для удовлетворения имущественных притязаний взыскателя без ущерба для существа конституционного права на жилище гражданина-должника и членов его семьи” (там же).

Но если действующее правовое регулирование имеет столь существенные дефекты, “что может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно значимой целью ограничению прав кредиторов в их имущественных отношениях с гражданами-должниками” (абзац третий пункта 4 мотивировочной части), то представляется вполне правомерным вопрос: можно ли считать оспариваемое законоположение соответствующим Конституции Российской Федерации?

Принимая решение воздержаться от признания нормы абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации неконституционной, Конституционный Суд мотивировал свою позицию тем, что иное – в условиях отсутствия специального законодательного регулирования того, какой размер жилого помещения на данном этапе развития общества может считаться удовлетворяющим требованию обеспечения разумной потребности человека в жилище – повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей, и притом что существующие в жилищной сфере нормативы имеют иное целевое назначение и использованы быть не могут (абзац первый пункта 4.2 мотивировочной части).

Однако, во-первых, у Конституционного Суда имеются и иные, в том числе специальные, способы конституционно-правового реагирования на такие ситуации, прежде всего установление особенностей исполнения принятого решения (пункт 12 части первой статьи 75 ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

Во-вторых, при наличии сходных условий, например в Постановлении от 12 июля 2007 года N 10-П по делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан В.В.

Безменова и Н.В. Калабуна, Конституционный Суд, признав оспариваемое законоположение неконституционным, указал, что впредь до установления федеральным законодателем нового регулирования судам и другим правоприменительным органам надлежит “непосредственно применять Конституцию Российской Федерации, а также руководствоваться настоящим Постановлением, с тем чтобы не допустить несоразмерных ограничений имущественных прав граждан-должников и кредиторов, включая заявителей по настоящему делу, как субъектов гражданского оборота земельных участков” (абзац второй пункта 1 резолютивной части).

Предлагаем ознакомиться:   Федеральный закон о расселении ветхого жилья

В этом плане само по себе использование Конституционным Судом в конкретном деле метода воздержания от признания оспариваемых законоположений неконституционными не представляется бесспорным. Впервые – и, пожалуй, вполне оправданно – этот метод конституционно-судебного контроля был применен в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 ГПК Российской Федерации.

Odolgah.com

Установив наличие системных нарушений требований принципа правовой определенности при урегулировании института судебного надзора, Конституционный Суд не стал признавать нормы ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции Российской Федерации, объяснив свою позицию тем, что иное решение – без одновременного создания системы своевременного предупреждения и исправления судебных ошибок – привело бы к процессуально-правовому вакууму, дезорганизации не только деятельности судов надзорной инстанции, но и в целом гражданского судопроизводства.

Но уже в силу уникальности данного дела вряд ли есть основания полагать, что примененная при его разрешении методология конституционно-судебного контроля может рассматриваться как ординарная. Представляется, что ее использование возможно и необходимо лишь в исключительных случаях, при наличии, как правило, системных дефектов в правовом регулировании, которые объективно исключают (затрудняют) возможность их конституционно-судебного исправления путем признания проверяемых норм неконституционными.

В рамках же анализируемого Постановления при таком подходе, связанном с воздержанием от признания неконституционности, кроме всего прочего, остается неясным, какое правовое значение имеют сделанные Конституционным Судом в рамках конкретного нормоконтроля итоговые выводы, в том числе констатирующие наличие дефектов проверяемых положений конституционно-правового характера, непосредственно для заявителей и прежде всего для гражданки Ф.Х.

Гумеровой, которая пыталась добиться через суд исполнения обязательства гражданином-должником, которому принадлежит жилое помещение общей площадью более 300 кв. м. Отсутствие в резолютивной части Постановления специального пункта о возможности пересмотра дела Ф.Х.

Гумеровой (если бы для этого не было иных препятствий) свидетельствует о том, что возможное нарушение баланса интересов должника и кредитора (взыскателя) по-прежнему, в том числе после принятия настоящего Постановления, не может быть преодолено судебными и иными правоприменительными органами.

А между тем поиск путей и способов восстановления нарушенного баланса интересов должника – собственника единственного для него и членов его семьи жилого помещения и кредитора (взыскателя) как участников исполнительного производства – конституционно-правовая квинтэссенция настоящего Постановления.

Но этот ключевой вопрос – о защите прав кредиторов (взыскателей), претендующих на получение суммы долга за счет принадлежащих гражданам-должникам жилых помещений, которые по своим характеристикам значительно превышают минимально необходимые для удовлетворения потребностей в жилище размеры, – откладывается на неопределенный срок, вплоть до внесения соответствующих изменений в гражданское процессуальное законодательство.

2. Отдавая должное тому обстоятельству, что Постановление достаточно последовательно отражает линию на поиск компромисса в разрешении данной проблемы между различными, не совпадающими подходами, нельзя не признать, что судебные решения, основанные на примирении несовпадающих позиций, не всегда достигают поставленных целей;

порой неизбежными оказываются элементы внутренней противоречивости в аргументации, связанной, например, с признанием конституционности проверяемого положения, с одной стороны, и обоснованием его конституционно-правовой дефектности, с другой.

Если имущество в совместной собственности

Нередко единственное жилье должника, на которое накладывается арест, находится в совместной собственности. То есть квартира или дом принадлежит ответчику только частично, в этом случае суд может наложить арест, только на часть собственности должника.

Если же квартира принадлежит супругам в равных частях, тогда арест накладывается на все жилье. Согласно действующему законодательству (СК РФ), совместно нажитое имущество является общей собственность, и долги, приобретенные в браке, также являются общими. Ответственность по уплате долга становится совместно приобретенной.

По решению суда, ограничения могут быть наложены на имущество супруга ответчика.

Судебная практика

На практике взыскание долга с должника, может растянуться на длительное время. Часто кредиторы не могут самостоятельно отыскать заемщика, поэтому большинство дел рассматривается в судебном порядке.

Суд принимает решение о наложении ареста на имущество, но это не всегда приводит к необходимому результату, ведь продать единственное жилье с молотка никто не может. Даже судом невозможно добиться принятия отчуждения единственного жилья.

Часто еще до вынесения решения суда ответчику удается продать собственность и поменять фактическое место жительства.

Конечно, должник не может покинуть территорию Российской Федерации, поскольку будет действовать запрет, но это не мешает ответчику скрываться в пределах родины. Поскольку система лишена необходимого финансирования, разослать запросы по всем округам исполнительная служба не сможет и это известно большинству укрывателей.

Факт остается фактом, наличие долга и судового запрета, рано или поздно принесет свои плоды и ответчику придется заплатить долг, но как скоро это произойдет не известно.

Внимание!

  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

  1. Задайте вопрос через форму (внизу), либо через онлайн-чат
  2. Позвоните на горячую линию:

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юрист поможет
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector